abuzin (abuzin) wrote,
abuzin
abuzin

Categories:

Зачем нам видеокамеры на избирательных участках?

На 43256-ти избирательных участках, образованных для выборов Президента РФ в 2018 году, были установлены устройства видеонаблюдения (онлайн-видеокамеры или видеорегистраторы), позволяющие осуществлять видеонаблюдение за процессом голосования и подсчета голосов.  Это число составляет примерно 44% от общего числа УИК. По официальным сообщениям на обустройство видеокамерами УИК, а также 2768-ми ТИК ушло на этот раз около 3-х миллиардов рублей. (Вопрос о странности этой цифры на фоне 25 миллиардов, якобы истраченных на установку примерно вдвое большего числа видеоустройств в 2012 году я оставляю решать журналистам и ФБК).
Видеонаблюдение на наших выборах действительно является важным фактором открытости и гласности, которого так не хватает нашим выборам, и оно достаточно эффективно позволяет фиксировать нарушения избирательного процесса.
Есть ли у этого мероприятия – обустройства избирательных комиссий видеокамерами – какие-либо другие задачи, помимо повышения открытости и гласности? Несомненно, видеонаблюдение может служить инструментом анализа исполнения избирательных процедур. Пожалуй, это все, за исключением еще двух не очень полезных для общества задач: распила госзаказа и бюрократического рапортофильства.
Распределение ограниченного числа технических устройств по избирательным участкам должно осуществляться, исходя из тех задач, которые они должны решать. Например, очевидно, что устройства автоматического подсчета голосов - КОИБы и КЭГи – должны распределяться по участкам, исходя из количества избирателей на этом участке. Что, собственно и было сделано на этих выборах: КОИБы, которых было достаточно для покрытия 10,5% участков были распределены на участки, к которым приписан 21% избирателей. (Заметим, что это – хороший результат; можно было добиться и более высокого результата в 24%, но существуют еще транспортные ограничения).
Устройства видеонаблюдения имеют другие задачи, и было бы правильно распределять их не из соображений максимального покрытия списка избирателей, а из соображений репрезентативности. Ведь, видеокамеры никак не влияют на производительность избирательных комиссий при проведении голосования и подсчета голосов. Вместо этого распределение систем видеонаблюдения было осуществлено по тому же принципу, что и распределение КОИБ и КЭГ: был покрыт почти максимальный объем списка избирателей – 72% от всего списка (максимум составляет 76%).
И видеонаблюдение получилось не репрезентативным! Как я уже писал раньше, на избирательных участках, где не были установлены системы видеонаблюдения явка в среднем по России превысила явку на участках с видеонаблюдением на 9,9% (для КОИБ эта разница составила 6,8%).
Конечно, можно предположить, что в эту разницу внесло вклад уменьшение фальсификаций из-за наличия видеокамер. Вероятно, так оно и есть, однако представляется, что этот вклад был меньше, чем влияние нерепрезентативного распределения: камеры устанавливались в крупных УИК, которые, в свою очередь, по большей части находятся в городах, где и явка обычно ниже. Подтверждением этого тезиса является и тот факт, что доля голосования вне помещения для голосования, на которое видеонаблюдение должно влиять мало, также сильно различается – на 4,6%.
Существуют различия и в других показателях. Наибольшее различие среди них можно отметить в голосовании за победителя: на участках с видеонаблюдением за Путина проголосовало на 4,9% меньше, чем на участках без видеонаблюдения.
Еще хуже с репрезентативностью обстоят дела, если сравнивать результаты голосования с виденаблюдением и без оного в субъектах Федерации. Ниже, представлена таблица, характеризующая эффект видеонаблюдения по субъектам Федерации. Регионы упорядочены по доле УИК, в которых были установлены системы видеонаблюдения (кстати, эта доля тоже характеризует отсутствие репрезентативности).
<Ленивый livejournal не размещает, видете-ли, большие таблицы, поэтому см. таблицу в http://www.votas.ru/Video2018.html >
Разница между долей покрытия списка избирателей и долей покрытых УИК во всех регионах положительная. Это означает, что большинство систем видеонаблюдения было установлено в крупных УИК, то есть, в городах. Значительная разница в явке наблюдается во многих регионах и свидетельствует по меньшей мере о нерепрезентативности распределения видеокамер по региону.
Лишь в четырех регионах эта разница отрицательна. При этом в Карелии, Иркутской и Архангельской областях можно предположить, что она объясняется более равномерным распределением видеокамер по региону. Природа отрицательной разницы в Чеченской Республике требует дополнительного исследования.
Tags: видеокамеры, выборы 2018, статистика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments