abuzin (abuzin) wrote,
abuzin
abuzin

Categories:

К вопросу о видеонаблюдении на российских выборах

История вопроса

Массовое внедрение видеокамер на избирательных участках состоялось на выборах Президента РФ 4 марта 2012 года. Инициатива исходила от Премьер-министра РФ Путина В.В. Вероятно, определенную роль в такой инициативе сыграл Председатель ЦИК Чуров В.Е., который еще до этого рассказывал о подобных опытах, проведенных на выборах 2011 года (по-моему, в Ингушетии).

На обустройство видеокамерами примерно 94 тысяч УИК было затрачено 13 млрд. из бюджетных средств и еще 12,4 млрд. из средств Ростелекома, ставшего генподрядчиком этой инициативы. Заметим, что большая часть средств была израсходована не на оборудование, а на проведение средств коммуникации, обеспечивающих прямую трансляцию.

ЦИК РФ, в свою очередь, принял Постановление от 26.09.12, утвердившее «Порядок применения средств видеонаблюдения и трансляции изображения в помещениях для голосования на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации».

После президентских выборов 2012 года оборудование хранилось у Ростелекома, а видеотрансляция с избирательных участков применялась редко, что объяснялось отсутствием бюджетных средств в региональных бюджетах (а федеральный центр не собирался спонсировать региональные и местные выборы). В 2016 году в ЕДГ, совмещенный с федеральными выборами, было решено установить видеокамеры примерно на 17 тысячах УИК (по другим данным – примерно на 27 тысячах), списки которых включали примерно 37%-40% избирателей России (данные могут быть преувеличены и-за обычной российской привычки завышать такую отчетность).

На это из федерального бюджета было выделено 120 млн. руб. (для оснащения УИК в Уфе, Казани, Красноярске, Волгограде, Воронеже, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Омске, Ростове-на-Дону, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске и Перми), и неизвестно сколько из региональных бюджетов (в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге).

При этом ЦИК РФ внес поправки в свое Постановление 2012 года, обеспечив ужесточение правил доступа к видеозаписям.

Результаты первых опытов

Результаты эксперимента 2012 года оказались неожиданными для организаторов выборов. В сети появилось большое число видеозаписей, свидетельствующих не только о тотальном нарушении процедур подсчета голосов, но и о многочисленных уголовно наказуемых фальсификациях.

В Рузском районе Московской области с помощью видеокамер были добыты свидетельства организации «каруселей» - перемещения между избирательными участками групп граждан, получавших на этих участках бюллетени за других лиц.

В Казани исследователи видеозаписей установили, что число избирателей, опускавших бюллетени в избирательный ящик существенно отличается от официально опубликованного число избирателей, принявших участие в выборах.

В 2016 году доступ к видеозаписям был существенно ограничен. В некоторых случаях, видеозаписи либо вообще не удалось получить (Москва), либо удалось получить частично (Челябинская и Московская области). Там, где видеозаписи удалось получить и где они были исследованы, вновь подтвердилось тотальное невыполнение процедур подсчета голосов, были зафиксированы случаи «вброса» бюллетеней (Московская область), а также установлено применение «каруселей».

Наиболее обстоятельное исследование провела Ассоциация наблюдателей Татарстана (группа Габдулвалеева, см. http://trv-science.ru/2017/05/23/o-metodakh-vyyavleniya-falsifikacij-s-pomoschyu-videozapisej/). В Санкт-Петербурге с помощью видеозаписей выявлено использование технологии каруселей (https://www.facebook.com/groups/1696346200579924/permalink/1859926027555273/). Там же, в Санкт-Петербурге, кандидатом в депутаты О.Дмитриевой были представлены записи со многих УИК, показывающие повсеместное нарушение процедуры подсчета голосов.

Проблемы внедрения и использования

Хотя видеонаблюдение на российских выборах не решает большую часть их проблем, тем не менее, оно было бы крайне полезным, поскольку даже на такой, казалось бы, тривиальной стадии, как голосование и подсчет голосов, российские выборы не удовлетворяют законодательству. Основным аргументом против такого внедрения является стоимость внедрения и использования. Полагаю, что аргумент этот не очень убедителен: затраты на видеонаблюдение составляют лишь малую часть затрат на выборы в целом.

Затраты связаны с:

- приобретением видеокамер (либо транслирующих, либо записывающих);

- трансляцией с видеокамер (либо на локальный монитор, либо на удаленный);

- хранением видеозаписей;

- предоставлением видеозаписей.

Следует отметить, что с точки зрения общественного контроля трансляция в режиме реального времени представляется менее актуальной задачей, чем доступ к видеозаписям. Отказ от трансляции в режиме реального времени мог бы несколько уменьшить затраты на видеонаблюдение.

Другой проблемой использования видеонаблюдения является отсутствие общих критериев оценки представленных видеоматериалов.

Нормативная база

В настоящее время нормативной базой видеонаблюдения являются:

- Федеральный закон "О выборах Президента Российской Федерации" (п.14 ст.66);

- Постановление ЦИК РФ от 26.09.2012 № 142/1076-6 "О Порядке применения средств видеонаблюдения и трансляции изображения в помещениях для голосования на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации";

- Постановление ЦИК РФ от 31 августа 2016 г. № 45/453-7 "О применении отдельных технологий видеонаблюдения и трансляции изображения, в том числе в сети интернет, на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации";

- решения избирательных комиссий субъектов Федерации, связанные с видеонаблюдением.

Действующая нормативная база страдает многими недостатками:

- не урегулировано применение видеонаблюдения в избирательных комиссиях выше участковой;

- порядок доступа к видеозаписям существенно ограничивает возможности общественного контроля;

- отсутствуют критерии оценки содержания видеозаписей;

- отсутствует ответственность за нарушение порядка видеонаблюдения.

В настоящее время ЦИК РФ готовит новое Постановление о порядке использования видеокамер на выборах Президента РФ в 2018 году. По проекту ЦИК доступ к видеозаписям будет обеспечен ограниченному кругу лиц. В частности, избиратель может запросить видеозапись только со своего участка и только в том случае, если нарушены его избирательные права. Хранение видеозаписей осуществляется только в течение трех месяцев со дня публикации официальных итогов выборов.

Между тем, с нашей точки зрения (!), нет серьёзных причин для того, чтобы не предоставить возможность знакомиться с видеозаписями всем желающим в течение года после выборов. С целью исключения предоставления в избирательную комиссию, суд, правоохранительный орган поддельной или искаженной видеозаписи можно предусмотреть их сертификацию.

О юридических последствиях видеоматериалов

Имеется несколько прецедентов использования видеозаписей для обоснования судебных решений. Так, Волоколамский городской суд Московской области в 2013 году признал недействительными итоги голосования на одном из избирательных участков. Среди других многочисленных оснований фигурирует видеозапись, на которой видно, что подсчет голосов производился отстраненным от работы членом УИК.

В марте 2017 года Красноярский краевой суд в качестве апелляционной инстанции, постановил считать допустимым доказательством видеозапись, сделанную камерой видеонаблюдения, установленной охраной здания (!), в котором проходило голосование. Камера зафиксировала незаконный вброс бюллетеней в избирательный ящик; итоги голосования на участке были признаны недействительными.

Однако противоположных примеров пренебрежения судом и правоохранительными органами видеозаписями намного больше.

В представленных кандидатом О.Дмитриевой многочисленных видеозаписях, полученных через Избирательную комиссию Санкт-Петербурга, суд, хотя и увидел повсеместное нарушение процедуры подсчета голосов, но не счел их основанием для отмены итогов голосования на участках. То же произошло и с записями, представленными в 2012 году кандидатом О.Шеиным в Астрахани. Интересно, что и в том и в другом случае видеозаписи  просматривались также в Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, без каких-ибо последствий для нарушителей.

Истринский городской суд Московской области в 2016 году пошел дальше: в своем решении он указал, что при наличии пояснений представителей участковой избирательной комиссии о том, что нарушений не было, «представленного доказательства видеозаписи недостаточно для вывода о том, что имелись нарушения».

В 2013 году гражданином Подчерняевым А.С. была сделана попытка оспорить в суде города Долгопрудный Московской области на основании «официальной» видеозаписи правильность подсчета избирателей, принявших участие в выборах. Однако суд не только посчитал, что «видеозапись виденаблюдения не может расцениваться как достоверное доказательство незаконности решений избирательных комиссий» (что естественно), но и отказал в требовании исследовать по существу причину разницы между официальной явкой и видеозаписью.

В Московской области как в 2012, так и в 2016 годы были случаи, когда суд принимал решения просто не дождавшись получения видеозаписей (считая, вероятно, их не очень важными доказательствами).

Еще большее безразличие, граничащее с цинизмом, проявляют по отношению к видеозаписям органы прокуратуры и следствия. Например, следователь из Казани, получив от заявителя видеозапись с вбросом бюллетеней отреагировал очень просто: этого не может быть, поскольку такой вброс заметили бы находящиеся на участке наблюдатели.

Следует отметить, что КАС РФ предусматривает возможность рассмотрения видеозаписи в качестве доказательства (ст.76). Это, в частности, означает, что суды обязаны удовлетворять ходатайства о приобщении к делу видеозаписей, произведенных в порядке, предусмотренном российским законодательством. Тем более, следователи обязаны рассматривать и оценивать видеозаписи, представленные заявителем.

Если, конечно, дела о нарушении избирательных прав рассматриваются добросовестно.

Tags: видеокамеры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments