Избиратель

О составах территориальных и региональных избирательных комиссий

Продолжим изучение вопроса о том, почему избирательные комиссии являются частью государственной машины и организуют не реальные выборы, а декорацию демократического института. Информация у нас довольно скудная; основным фактором зависимости избиркомов от исполнительной власти (администрации) является материальная зависимость их членов от государства, которая могла бы быть выявлена, если бы мы знали место работы членов комиссий.

Но как раз эта информация, вероятно, - по этой причине, и не публикуется. То, что мне известно из моего личного, довольно богатого опыта, подтверждает факт явной «материальной» привязанности комиссий к администрации.

За неимением главного, я анализирую составы избирательных комиссий по субъектам выдвижения (см. https://abuzin.livejournal.com/195629.html для УИК). В этой заметке -  для территориальных комиссий (ТИК) и региональных (ИКСФ). Эти данные находятся в открытом доступе на портале ЦИК РФ в крайне неудобном виде, но Сергей Шпилькин предоставил мне их в виде таблицы.

Составы ТИК по субъектам выдвижения
На портале ЦИК РФ имеются сведения о 27694 членах 2795 ТИК России по состоянию на 30 июня 2021 года.
Распределение членов ТИК по субъектам выдвижения представлено на Рисунке 1.
Рисунок 1
Распределение председателей ТИК по субъектам выдвижения довольно сильно отличается от общего распределения (Рисунок 2). Напомним, что председателей ТИК назначает региональная комиссия.
Рисунок 2
Заметно преобладание выдвиженцев «Единой России», предыдущих составов ТИК и местных представительных органов.
Распределение заместителей председателей и секретарей ТИК по субъектам выдвижения довольно отличается и от того и от другого (Рисунки 3 и 4), но похожи друг на друга. Заместители председателя и секретари формально избираются самой комиссией.
Рисунок 3
Рисунок 4
Распределение членов региональных комиссий по субъектам выдвижения
Распределение членов ИКСФ по субъектам выдвижения представлено на Рисунке 5.
Рисунок 5
Представляет интерес распределение членов ИКСФ по непарламентским партиям (Рисунок 6).
Рисунок 6
В распределении председателей региональных комиссий, естественно преобладает ЦИК РФ (Рисунок 7), поскольку существует традиция назначать председателем именно того члена, который введен в состав комиссии Центральной избирательной комиссией РФ. В связи с этим, интерес представляют не субъекты выдвижения председателей ИКСФ, а скорее субъект назначения (Губернатор или Законодательное собрание), но в первую очередь – предыдущая должность назначенного председателя (см. следующий раздел).
Рисунок 7
Распределение заместителей председателей и секретарей ИКСФ представлено на Рисунках 8 и 9.
Рисунок 8
Рисунок 9
Откуда берутся председатели региональных комиссий?
Как известно, два члена региональной комиссии выдвигаются (предлагаются) Центральной избирательной комиссией Российской Федерацией. Один из них предлагается для назначения губернатору (точнее - высшему должностному лицу администрации региона), а второй – законодательному органу.  В исключительном случае, если кто-нибудь из них не назначит вовремя члена региональной комиссии, его назначает ЦИК РФ (так произошло с председателем Избирательной комиссии Саратовской области).

Один из членов региональной комиссии рекомендуется Центральной избирательной комиссией РФ региональной комиссии для избрания на должность председателя комиссии.

Анализ выдвижения членов комиссий от ЦИК РФ, также, как и мои наблюдения за этой процедурой в 2016-2018 годах говорит о том, что председатели региональных комиссий в большинстве случаев являются протеже администрации региона. ЦИК РФ фактически всегда предлагает региональным комиссиям кандидатуру, которая тесно связана с администрацией региона.

Характерно, что протеже региональной администрации «избирается» председателем комиссии практически сразу после того, как он был включен в комиссию. Между Постановлением ЦИК РФ с предложением нового члена комиссии губернатору (от которого губернатор по закону не может отказаться), и Постановлением ЦИК РФ с рекомендацией назначить новичка председателем региональной комиссии обычно проходит всего одна неделя (за это время губернатор еще должен назначить предложенную кандидатуру). После этого члены региональной комиссии обычно единогласно поддерживают «рекомендацию ЦИК РФ».

Почему ЦИК РФ часто (в 36% случаев) рекомендует избрать председателем комиссии человека, который только что был введен в ее состав и, казалось бы, не имеет достаточного опыта в избирательном процессе, знаний в избирательном праве и процессе? Почему члены комиссии почти единогласно голосуют за новичка?

Ответ на этот вопрос прост: новичок согласован, а скорее всего – предложен старшим администратором региона.
Такое «избрание» председателей избирательных комиссий приводит к тому, что они возглавляются лицами, которые теснее связаны с действующей администрацией, чем с избирательным законодательством. Стоит напомнить и о том, что два последних председателя Центральной избирательной комиссии Российской Федерации также не были специалистами в области избирательного права и процесса, не имели достаточного опыта работы на выборах, зато были хорошо знакомы с руководителем действующей власти.

Отметим, что из 85 действующих председателей 75 назначены в комиссию главой региональной администрации, 9 – законодательным собранием и 1 – непосредственно ЦИК РФ.

Очень характерной является информация о карьере председателей региональных комиссий. Эта информация, не публикуется на сайтах комиссий, но появляется в СМИ, когда происходит «избрание» председателей.
Лишь 9 из 85 председателей ИКСФ построили свою карьеру конкретно в избирательной системе (сюда мы включаем двух председателей – из Ингушетии и Крыма, о которых нам неизвестно, чем они занимались до назначения председателями).

Зато 30 председателей пришли в региональные избирательные комиссии непосредственно из администрации субъекта Федерации, причем 10 из них заняли пост председателя сразу после включения в комиссию, не работая раньше в ней.

Еще 9 председателей пришли в комиссии из муниципальной администрации, из них трое стали председателями сразу после включения в комиссию.
5 председателей пришли в комиссию из законодательного органа, три из них стали председателями сразу после включения в комиссию.

6 председателей пришли в комиссию из судебных органов или из МВД.

Еще 7 председателей пришли в комиссию с других государственных должностей – аудиторов, уполномоченных по правам, сотрудников лицензионной палаты. В Адыгее председателем региональной комиссии является бывший сенатор РФ.

Два председателя были ранее советниками главы администрации, один - учился в университете вместе с действующим главой администрации. 

Следует отметить шестерых председателей, тесно связанных с партией «Единая Россия». Они являются или являлись членами руководящих органов региональных отделений, либо работали в аппарате партии.

Отметим еще, что 62 из 85 председателей до начала работы в комиссии были государственными или муниципальными служащими, либо замещали государственные или муниципальные должности.

На Рисунке 10 показано распределение председателей региональных комиссий по их предыдущему месту работы.
Рисунок 10
Таким образом, можно констатировать, что для избрания председателей комиссий ЦИК РФ рекомендует лиц, уже вписанных в систему действующей власти, по большей части имеющих хорошие связи с региональной администрацией. При этом ЦИК РФ руководствуется, скорее всего именно рекомендацией региональной администрации, а не независимостью и квалификацией в области избирательного права и процесса.
С учетом того, что половина членов региональных комиссий назначается губернатором (высшим должностным лицом администрации региона), а также с учетом подконтрольности губернатору законодательного органа, который назначает вторую половину членов ИКСФ, не приходится сомневаться в зависимости региональной комиссии от администрации региона. Дальше зависимость спускается по иерархической лестнице: ИКСФ формирует ТИКи, ТИКи формируют УИКи.
Отметим, что перед единым днем голосования 2021 года (то есть, с сентября 2020 по июнь 2021 года), ЦИК РФ сменил 16 председателей региональных комиссий. 9 из них – непосредственные выходцы из администрации. В Удмуртии председателем назначен бывший советник Главы Удмуртской Республики со странной биографией. В Калмыкии главой регионального избиркома назначен политический консультант регионального исполнительного комитета Калмыцкого регионального отделения «Единой России». В Республике Крым – руководитель юридического отдела Политической партии «Новые Люди», которая годом ранее была руководителем юридического отдела «Единой России». (Оба последние – новые члены избиркома.) В Астраханской области председателем комиссии назначен заместитель председателя областной лицензионной палаты и член президиума регионального политического совета партии «Единая Россия». 
Избиратель

Анализ составов участковых избирательных комиссий в Российской Федерации (по субъектам выдвижения)

Введение
Портал ЦИК РФ содержит некоторую информацию по составам избирательных комиссий, в частности, участковых избирательных комиссий (далее - УИК). Информация, как это принято у ЦИК, представлена в виде, неудобном для использования, но благодаря навыкам российских граждан, в частности Сергея Шпилькина, она была собрана в единую таблицу. Таблица собрана из данных ЦИК РФ по состоянию на 1 сентября 2021 года и содержит сведения о 842749 членах УИК с правом решающего голоса.
К сожалению, деятельность УИК определяется не только законом, но и персональным составом УИК. Руководители УИК (особенно председатель и секретарь) обычно играют в этой деятельности бОльшую роль, другие члены – меньшую. На поведение членов избирательных комиссий влияет их характер и привычки, о которых у нас, естественно, нет данных, и которые плохо поддаются количественному оцениванию. Огромную роль в поведении членов играет их место работы, и это был бы объективный параметр, который надо было бы изучать при исследовании деятельности комиссий. Эти данные обязательно известны территориальным избирательным комиссиям (ТИК), которые и формируют составы УИК и назначают их председателей. Но система избирательных комиссий скрывает эти сведения, вероятно, предполагая нежелательные для организаторов выборов результаты.
Таким образом, из имеющейся в публичном доступе информации мы использовали лишь информацию о субъекте выдвижения, то есть о том, какая организация или какой орган предложил территориальной комиссии назначить данного члена УИК. Эти данные известны для всех основных четырех уровней избирательных комиссий (УИК, ТИК, региональных комиссий и ЦИК РФ).
Отметим невысокое качество представленной на портале ЦИК информации. Во-первых, у 385 членов УИК информация о субъекте выдвижения отсутствует. Во-вторых, в некоторых случаях очевидно, что информация устарела. Так, например, два члена комиссии выдвинуты партией «Новая Россия», ликвидированной еще в 2015 году, и, наоборот, новая и активная на нынешних выборах партия «Новые люди» выдвинула в комиссии лишь трех членов. Заметим также, что в настоящее время, как всегда перед выборами, идет активная обновление составов избирательных комиссий.
В данном исследовании нас интересует распределение членов и руководителей УИК по субъектам выдвижения, а также различие регионов по структуре субъектов выдвижения.
Распределение членов УИК по субъектам выдвижения
Распределение общего числа членов УИК по субъектам выдвижения представлено на Рисунке 1.
Рисунок 1
Из Рисунка 1 видно, что «партийное» представительство составляет чуть больше половины составов УИК, при этом 37% составляет представительство «парламентских партий».
Часть «Другие партии» состоит из 70-ти «непарламентских» партий (некоторые из которых уже ликвидированы ). Распределение представительства среди них очень неравномерно (см. Рисунок 2).
Рисунок 2
Распределение руководителей УИК по субъектам выдвижения
Распределение руководителей УИК – председателей, заместителей председателей, секретарей – сильно отличается от распределения рядовых членов.
Единственный субъект выдвижения, который имеет свою стабильную долю для всех статусов членов УИК – собрания избирателей «по месту работы». Полагаю, что так происходит потому, что «место работы» - это «надежная» организация, аффилированная с администрацией (сама администрация, унитарное предприятие, школа, поликлиника, дом культуры и т.д.)
Среди председателей УИК преобладают выдвиженцы от «места работы» и партии «Единая Россия» (Рисунок 3). Напомним, что председателей УИК назначает вышестоящая ТИК.
Рисунок 3
Для заместителей председателей и секретарей УИК мы имеем другую картину (Рисунки 4 и 5). Заметим, что заместители и секретари УИК не назначаются, а избираются самой УИК.
Рисунок 4
Рисунок 5
Рисунки 4 и 5 очень похожи друг на друга. Такое впечатление, что избрание заместителей и секретарей проводится по разнарядке.

Совсем удивительным фактом является распределение руководителей УИК по «непарламентским» партиям. Неясно, почему непарламентские партии имеют практически одинаковую долю среди председателей, заместителей и секретарей УИК (Рисунок 6).
Рисунок 6
Различия между регионами
Если говорить о России в целом, то по доле назначенных председателей УИК выделяются два субъекта выдвижения – партия «Единая Россия» и «место работы» (Рисунок 3). Суммарная доля выдвинутых этими двумя субъектами председателей УИК колеблется от 42% в г.Севастополь до 90% в Республике Ингушетия (Рисунок 7). При этом распределение между двумя этими субъектами выдвижения различается в разных регионах.
Однако два региона представляют явные исключения, это Москва и Ивановская область. В них роль «места работы» играют «представительные органы местного самоуправления». При этом большую роль также играют мелкие, непарламентские партии.  На Рисунке 8 приведена диаграмма распределения председателей УИК по субъектам выдвижения в городе Москве (часть названий субъектов скрыта). 
Выводы
Хотя представленная на портале ЦИК РФ информация о составах УИК дает мало возможностей для глубокого анализа (поскольку важнейший параметр, который мог бы объяснить зависимость УИКов от администрации - место работы членов УИК – не публикуется), тем не менее можно с уверенностью говорить о следующих явлениях:
1. Среди председателей УИК преобладают выдвиженцы либо партии «Единая Россия», либо выдвиженцы собраний «по месту работы».
2. Выдвиженцы партии «Единая Россия» занимают непропорционально большое место среди председателей УИК по сравнению с их долей в общих составах УИК.
3. Собрания избирателей «по месту работы» играют большую роль в выдвижении кандидатур в УИКи, что, по-видимому, свидетельствует о тесной связи этих собраний с местными администрациями. 
Рисунок 7
Рисунок 8
Избиратель

О формировании избиркомов

Массовый исход членов избирательных комиссий, случающийся перед выборами, опять напомнил мне, как устроены наши комиссии, что они из себя представляют и почему. Вопрос этот непраздный: реально независимая система избиркомов могла бы вытащить наши выборы из современного состояния демократической декорации. Увы, действующая система формирования комиссий, о которой мы с моим коллегой Аркадием Любаревым пишем аж с 1996 года, не оставляет шансов на то, что комиссии перестанут быть придатками администрации – основного участника выборов.
У нас 4 уровня комиссий и каждый уровень неявно, но очень сильно управляется соответствующей администрацией: ЦИК – Администрацией Президента, региональные комиссии – администрацией субъекта Федерации, ТИКи и УИКи – местными администрациями. Управление, в основном производится не посредством прямых указаний сверху, а посредством соответствующего подбора кадров коллегиального органа.

Хороший пример – назначение председателя ЦИК РФ, якобы избираемого из состава ЦИК. И в случае с Чуровым, и в случае с Панфиловой эта «избираемость» была наглядно продемонстрирована. Избирательные комиссии субъектов Федерации даже формально наполовину назначаются региональной администрацией, а вторая половина назначается законодательным органом, который сильно подвержен влиянию администрации.
Территориальные комиссии формируются региональными комиссиями. Большинство региональных комиссий расположены в здании региональной администрации и поддерживают тесный контакт с последней. В каждой региональной администрации есть заместитель высшего должностного лица (губернатора), отвечающий за проведение выборов и их результат (вспомните разоблачения этой системы, появившиеся из-за «дела Гайзера»), поэтому формирование ТИК находится под их тщательным вниманием.

Как формируется коллегиальный орган, чтобы он был управляемым? В этом вопросе мастерами были советские чиновники, их навыки переданы следующему поколению, с которым мы сейчас живем. Руководители коллегиального органа должны быть либо идейно близкими тому, кто формирует, либо иметь интересы, которые могут быть удовлетворены «формирователем». (В 1997 году, когда председателей избиркомов еще избирали, а не назначали, я был избран окружной комиссией ее председателем. После заседания ко мне подошел член комиссии, которого префектура видела председателем и спросил, получит ли он обещанный гараж). Главным качеством остальных членов коллегиального органа должно быть равнодушие к вопросам, который решает этот орган. Кто работал в ТИКах и региональных избиркомах, хорошо знают, что их члены перед и после заседаний обсуждают, в основном, личные вопросы.

В ТИКи важно не пропустить политически активных людей. В конце 90-х-начале 2000-х основным критерием отсева стало членство в политических партиях, затем, после введения нормы, об обязательности включения представителей парламентских партий в комиссии, в 2003 году парламентских партий осталось только четыре – меньше обязательной половины. При этом были случаи, когда при формировании ТИКов, в которых не более 8 членов, отсеивались именно «Яблоко» и СПС.
Московская власть уже в 1996 году поняла, что формирование подконтрольных комиссий – один из способов влияния на выборы. С тех пор формирование ТИК находится под пристальным контролем префектур и управ. Анализ, который мы проводили в те годы, показал интересную закономерность: у префектур и управ есть подручные организации, от имени которых составляются заявки на включение в ТИКи и УИКи (http://www.votas.ru/oik01.html; http://www.votas.ru/oik03.html; http://www.votas.ru/tik_zak.htm; http://www.votas.ru/oik.htm). Причем, у каждой префектуры свои подручные организации, за исключением общероссийского фейка «Российское объединение избирателей».

Конечно, со временем, префектуры и управы расширяют и изменяют свой круг связанных с ними организаций. Когда-то очень активным была Общемосковская федерация профсоюзов, советы ветеранов ВОВ. Но принцип остается тем же.

Сегодня на заседании ТИК района Войковский мне напомнили об этом. Мы ввели в УИКи новых членов, а я проанализировал кто же их выдвигал. Еще раз повторю, что формированием УИКов реально занимается управа, благо секретарь нашей комиссии как раз начальник орготдела.

Итак, наибольшее число новых членов УИК – выдвиженцы неясных «собраний избирателей по месту работы» Их 23 человека. Следующей идет «Региональная общественная организация инвалидов - патриотическое объединение инвалидов войны в Афганистане и воинов-интернационалистов «ПАНДЖШЕР» - 12 человек. Занятно, что «афганцы» оказались, в основном (10 из 12) женщинами: никто не запрещает управе вставлять в бланки «ПАНДЖШЕРа» женские имена. Аналогичная ситуация с другими ветеранами – «Международной общественной организацией бывших военнослужащих «Марс-Меркурий»; у них 3 женщины из 4-х. Третье место по числу назначенных – 7 человек – занимает существующее только на бумаге Общероссийское общественное движение «Российское объединение избирателей».

Управа позаботилась и о партиях. «Партия Прогресса» (все знают такую?) получила 4 места, «Партия прямой демократии» - 2, «Родина» - 3, а «Гражданская сила» - 4. Тут я думаю, управе помогла префектура или даже Мэрия, которая наверняка ведет свою перепись всех, даже неживых партий.

Я, конечно, попытался объяснить членам своей ТИК, что из этого списка торчат уши местной администрации. Увы, в списке УИК-резервистов остальные субъекты выдвижения тоже кажутся мне очень искусственными. Поэтому обсуждение прошло просто в режиме моего
Избиратель

ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЕ ДЕТАЛИ (вынес из 207-й ОИК)

Мои сегодняшние впечатления о тонкостях работы территориальных комиссий меркнут на фоне новости из ЦИК, которая решила, что может строить даже журналистов. Об очередном усилии ЦИК превратить выборы в бутафорию напишу, когда получу официальный текст Постановления «О Порядке аккредитации представителей средств массовой информации на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации восьмого созыва и иных выборах, референдумах, голосование на которых состоится 17, 18 и 19 сентября 2021 года, для присутствия в течение всего периода голосования в помещениях для голосования и при установлении итогов голосования, определении результатов выборов, референдума».
А сейчас – о мелочах.
Моя ОИК №207 вчера зарегистрировала шестерых кандидатов. Председатель ОИК Д.В.Есаков прислал мне проекты решений заранее (спасибо!), в середине предыдущего дня. Я, естественно, попросил предварительно, перед заседанием в 20:00, ознакомить меня с документами этих шестерых кандидатов. Получил ссылку на Регламент ТИК.
Насколько я понимаю, Регламенты ТИК примерно одинаковы везде, поскольку их проекты были спущены сверху, из Мосгоризбиркома. Для тех кто не в курсе: право на ознакомление с документами комиссии, закрепленное в законе, реализовано в Регламентах в карикатурном (или, если хотите, - в издевательском) .виде:
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ТИК МОЖЕТ РАССМАТРИВАТЬ ЗАЯВКУ ТРИ ДНЯ, ПОСЛЕ ЧЕГО ЗНАКОМИТЬСЯ С ДОКУМЕНТАМИ МОЖНО ОДИН РАЗ В НЕДЕЛЮ ПО ЧЕТВЕРГАМ С 16 ДО 18
Ознакомление с документами мне назначили на 5 августа.
Решения о регистрации принимали под честное слово рабочей группы, которая вроде как знакомилась с документами.
Меня несколько удивил тот факт, что у одного из кандидатов – И.В.Белых – сдача документов на выдвижение и регистрацию была осуществлена в один день. Бывает, особенно у кандидатов, у которых избирательные штабы совмещены с администрацией.
Но на всякий случай я попросил дать мне посмотреть Справку об открытии избирательного счета. Обиделись и не дали. Характерный момент нашей открытости и гласности работы избирательных комиссий.
На мой вопрос, почему бы не дать мне познакомиться с документами в этот, а не в следующий четверг, Д.В.Есаков нёс (да извинит меня мой ласковый председатель), какую-то чушь, про равенство кандидатов. Все эти «ёрзанья ужей на сковородке» я наблюдаю давно-давно.
Вы хотите, чтобы я хвалил наши выборы?
Избиратель

Эксперты и ЦИК: секреты взаимодействия

Предисловие

Написать эту заметку я решил тогда, когда ЦИК РФ обнародовала долгожданное решение о порядке многодневного голосования. 1 июля 2021 года это решение было принято и через пару дней опубликовано. Решение важное, поскольку оно регламентирует значительные изменения в порядке голосования на российских выборах. Меня поразил тот факт, что в окончательной версии этого документа были учтены несколько существенных предложений движения «Голос».

Также, как и Гриша Мельконьянц (см. https://www.golosinfo.org/articles/145290) я не ожидал, что такое произойдет. Мое длительное наблюдение за тем, как происходит взаимодействие ЦИК с «экспертами» оставляло настолько мало надежд на это, что я отказался присутствовать на очередной «встрече ЦИК РФ с экспертами», хотя и принял участие во внутреннем (внутри Совета «Голоса») обсуждении поправок к проекту постановления ЦИК.

Я не был автором поправок, и мне, также, как и Ивану Родину из «Независимой газеты» (https://www.ng.ru/politics/2021-06-28/1_8184_corruption.html) бросилась в глаза необычная аргументация наших поправок: упор был сделан на коррупционную составляющую обсуждаемого проекта ЦИК. Подумав, я понял, что авторы поправок – мои коллеги из Совета «Голоса» - оказались более мудрыми, чем я, и ударили по тем струнам циковских чиновников, которые еще работают.

Для ЦИК не убедительны слова о том, что проект нормативного акта способствует фальсификациям или уменьшает возможности реализации избирательных прав граждан. Как известно, «избирательные права российских граждан расширяются с каждым годом», а разговоры о том, что они уже перестали соответствовать Конституции и международным стандартам – инсинуации иностранной агентуры. Наверху вертикали так и говорят. А еще там бескомпромиссно борются с коррупцией. Упрек в коррупции – это вам не упрек в нарушении прав граждан! Навальный и Явлинский это прекрасно доказали на собственном опыте.

Место ЦИК РФ на вертикали власти

Решением о трехдневном голосовании ЦИК РФ реализовал предоставленные законодателем (формально – Федеральным Собранием, фактически – Администрацией Президента) расширенные нормотворческие полномочия. ЦИК получила такие полномочия после того, как Элла Александровна Памфилова (на пару с Николаем Ивановичем Булаевым) выдержала свой испытательный срок и блестяще провела «эксклюзивное» общероссийское голосование.

Столь существенное подзаконное регулирование избирательных процедур ранее не практиковалось. Даже когда речь шла о более мелких усовершенствованиях, например, о порядке видеонаблюдения или о порядке ручного контрольного подсчета голосов при использовании КОИБ, юристы ЦИК говорили о необходимости обязательного изменения закона. Теперь «проверенной» Центральной избирательной комиссии разрешили принимать очень серьезные решения, например, будет ли голосование многодневным или можно ли устраивать «объезд» удаленных деревень с целью повышения явки (пардон, - более полной реализации избирательных прав).

Центральная избирательная комиссия Российской Федерации является государственным органом, который не входит в три конституционно закрепленные на властной вертикали ветви власти – исполнительную, законодательную и судебную. Она даже не упомянута в Конституции (что, кстати, отличает современную конституцию от предыдущих советских). Таких «вневетвяных» органов у нас несколько (например, прокуратура или Центробанк), но висят они на той же самой вертикали, венчаемой Администрацией Президента. Также, как и в советские времена с вертикалью, на вершине которой находился ЦК КПСС, когда, впрочем, о разделении властей в Конституции не было ни слова.

Также, как и все ведомства, ЦИК должна иметь при себе общественных экспертов. И она их постоянно имеет. Политический тренд развития нашей страны способствует тенденции, при которой экспертные сообщества при государственных органах вырождаются в группы по пропаганде деятельности этих органов.

Российская власть обладает огромным опытом имитации общенародных и экспертных обсуждений. Самой грандиозной имитацией экспертного сообщества последнего времени была «рабочая группа по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию». Члены рабочей группы с «чувством глубокого удовлетворения» восприняли главные поправки, заодно украсив Конституцию декоративными бантиками, текстуально оформленными юридическими дизайнерами Клишасом и Крашенинниковым.

Экспертные сообщества при ЦИК РФ существуют очень давно. Уже при вешняковском ЦИК существовал Экспертный методический Совет, который, впрочем, не проявлял признаков жизни (слышал об этом от двух очень именитых членов методического Совета). «Чуровский» ЦИК создал свой Общественный научно-методический координационный совет, сделавший еще меньше чем вешняковский. Расцвет взаимодействия ЦИК с экспертами пришелся на начало руководства Памфиловой, но закончилось это взаимодействие еще большей профанацией, чем при Чурове.

ЦИК РФ – одно из государственных ведомств, которые обеспечивают сохранение у власти действующей политической группировки. Сейчас ЦИК выполняет задачу имитации важного демократического института – всенародных выборов власти. Выполняя эту задачу, он имитирует разные компоненты выборов, в частности общественное наблюдение и даже экспертное обсуждение.

На протяжении последних 20 лет постоянно появлялись какие-то псевдообщественные структуры, занимающиеся наблюдением на выборах и электоральной аналитикой. Иногда эти структуры создавались непосредственно при ЦИК, иногда спонсировались из других источников. Тут и «Координационный совет неправительственных организаций по защите избирательных прав граждан» Пржездомского и «Гражданский контроль», «Честный выбор» и «Ваш выбор» вездесущего правозащитника А.С.Брода, и «За чистые выборы», и «За честные выборы», и «Аспект» Г.Федорова, «Национальный общественный мониторинг», не говоря уже о подразделениях нашей якобы общественной палаты. Все эти организации существуют ровно столько времени, сколько получают финансовые вспомоществования из закромов Родины.

Здесь я чуть более подробно расскажу о том, как ЦИК РФ прислушивается к экспертам.

О моем взаимодействии с ЦИК РФ

В 2006 году меня включили в т.н. «Координационный совет неправительственных организаций по защите избирательных прав граждан». Советом руководил Андрей Станиславович Пржездомский – директор Российского фонда свободных выборов (РФСВ) при ЦИК РФ. Это была одна из первых организаций, призванная имитировать общественную поддержку выборов в стране «суверенной демократии» Суркова.

Координационный Совет Пржездомского все время расходился со мной в оценке проходящих выборов, тем не менее он сформировал Рабочую группу по разработке предложений по совершенствованию избирательного законодательства и назначил меня ее руководителем. На радостях я приготовил целый свод предложений, которые не были рассмотрены. Зато Пржездомский от имени Координационного Совета представил в ЦИК некоторые разработанные мной поправки к каким-то инструкциям ЦИК. Эти поправки были частично приняты.

После этого Чуров созвал совещание экспертов, пригласив на него и меня. Присутствовали А.Пржездомский, А.Иванченко, Г.Сатаров, А.Брод, В.Никонов. В 2007 году перед выборами состоялось еще несколько встреч Владимира Евгеньевича с политтехнологами и экспертами, а также с членами Координационного Совета. Встречался я с ним и персонально, предлагая различные идеи по совершенствованию избирательных процедур.

В частности, я серьезно раскритиковал проект «Рекомендаций ЦИК РФ по предупреждению и пресечению нарушений в сфере изготовления и распространения агитационных материалов в период избирательных кампаний, иных нарушений в сфере информационного обеспечения выборов», предложив много поправок в проект. Технические поправки были приняты, существенные (например, такая: «доводить до сведения всех членов комиссии краткие содержания всех жалоб, поступивших в комиссию, и предпринятые по этим жалобам действия (как известно, часть жалоб не рассматривается на заседаниях комиссии)» - забыты.

Серьезную активность я проявил, будучи членом Попечительского совета медали имени Н.Гиренко, придуманной Чуровым. Принятое ЦИК Положение о медали обрекало ее на превращение в бюрократическую и скучную награду. Но моя борьба за расширение круга номинантов и субъектов выдвижения встречала яростное сопротивление со стороны председателя попечительского Совета члена ЦИК РФ И.Б.Борисова. Медаль тихо умирала и умерла (впрочем, это случилось уже при новым члене ЦИК РФ С.А.Даниленко).

В феврале 2010 я отправил Чурову пакет предложений по совершенствованию избирательного процесса. Первая часть была посвящена вопросам, не разрешенным законом; во второй части я обращал внимание Чурова на негативный опыт взаимодействия наблюдателей и избирательных комиссий. Более подробно мои предложения можно посмотреть в моей книге «Российские выборы: изнутри, снаружи, сбоку.»

В те времена я еще получал ответы от Чурова, и у меня состоялась встреча с ним. Результатом можно считать включение меня в Общественный научно-методический консультационный совет, при ЦИК РФ (ОНМКС). Этот огромный, состоявший примерно из 250 человек, «экспертный орган» должен был создавать видимость взаимодействия государственного ЦИК с экспертным сообществом.

Эффективность ОНКМС – оказалась не выше эффективности предыдущих экспертных советов при ЦИК. Совет собрался несколько раз на пленарные заседания, ничего не решившие; что же касается его секций, то регулярно собиралась только одна – та, в которую входил я, да и то, лишь в первые полтора года работы.

Естественно, что с самого начала работы ОНКМС я пытался выяснить, каков должен быть сухой осадок от его работы. Я предположил (и высказал это на заседании секции), что «эксперты» могли бы предлагать идеи для инструкций и методических материалов ЦИК РФ. Глядя на вялые заседания своей секции и на отсутствие результативности пленарных заседаний, я в конце концов занялся самодеятельностью – написанием проектов Постановлений (инструкций и методических материалов) ЦИК РФ. Таковых было написано 9 (можно ознакомиться на сайте http://www.votas.ru/ в записях с мая по октябрь 2011 года), и они были посвящены разрешению вопросов, постоянно возникающих на избирательных участках (регистрация избирателей, временно пребывающих на территории участка, прием и заверение жалоб, процедуры приема протоколов УИК в ТИК и др.)

Все проекты с большим энтузиазмом поддерживала моя секция ОНКМС, которой руководил член ЦИК РФ Н.Е.Конкин. Дальше проекты поступали в Президиум ОНКМС, который, по-видимому, был фиктивным органом, и там растворялись.

Поскольку проект Постановления ЦИК РФ может вносить член ЦИК, постольку я стал писать членам ЦИК. Первый проект был поддержан членом ЦИК Е.И.Колюшиным, но вместо того, чтобы вынести его на заседание ЦИК, он переслал его Чурову. Чуров направил проект «для ознакомления» членам ЦИК РФ Ивлеву, Конкину, Кулясовой и еще трем сотрудникам аппарата, и для «проработки предложений» - начальнику управления информации ЦИК РФ С.Е.Заславскому. На этом инициатива и заглохла.

В ноябре 2011 я направил Чурову 8 проектов и предложил ему самому внести их на рассмотрение ЦИК. Ответа я уже не получил.

В период второго срока Чурова ОНКМС пленарно собирался еще пару раз и почил в бозе одновременно с уходом Чурова из ЦИК. Вклад ОНКМС в развитие нашей избирательной системы трудно переоценить, поскольку его просто не было.

Новый этап взаимодействия ЦИК РФ с общественностью наступил с назначением в ЦИК «правозащитницы» Памфиловой. Этот этап был бурным и породил эйфорию у многих гражданских активистов, в том числе и у неогосударствленных экспертов. Братание Памфиловой с реальными наблюдательскими организациями, даже с теми, которые критиковали «чуровские выборы», вызвало обиду и настороженность у «государственных общественников». Но там, где принимают решения, какими будут наши выборы, и кто будет Председателем ЦИК, понимали, что первые пару лет новому Председателю ЦИК можно дать порезвиться. Последние три года восстановили традиционный способ общения ЦИК с «народом», и «экспертами» в частности. Приголубленные вначале эксперты постепенно превратились в «черных оппонентов», а потом и в злостных клеветников, а на место представителей общественности вернулись эксперты-пропагандисты.

Создание в 2016 году при Элле Александровне Экспертно-консультационной группы (ЭКГ) из четырех активных критиков (Кынев, Любарев, Рачинский и я) не только наших выборов, но и действующего политического режима, вероятно, было реакцией Памфиловой на «щелчок по носу», полученный ею от губернатора Московской области Воробьева. Втроем (без Кынева) мы развернули активную деятельность по совершенствованию избирательного законодательства. Мы писали аналитические записки и предложения в формате проектов постановлений ЦИК РФ по тем вопросам, в которых наш опыт существенно превышал, как я полагаю, опыт всех членов ЦИК вместе взятых. В отличие от членов ЦИК РФ мы не только разбирались в теории избирательного права, но и досконально знали практику российских выборов, знали, что делается в комиссиях всех уровней.

По договоренности с Памфиловой, все наши работы мы передавали ей лично, а она привлекала к обсуждению тех членов ЦИК РФ и сотрудников, которых считала нужным привлечь. Первоначально наши встречи в ЦИК были достаточно частыми, затем становились все реже и реже, пока в 2019-м не прекратились совсем.

Список сделанных нами предложений достаточно обширен, и я не буду его здесь приводить (желающие могут узнать о нем в моей книге «Российские выборы: изнутри, снаружи, сбоку»). Упомяну лишь о том, что наше первое предложение в сильно измененном виде породило «мобильного избирателя», и что нам удалось добиться введение видеонаблюдения в ТИК, хотя и не в том виде, который мы предлагали. Большинство наших предложений либо вообще пропадали (часто – под предлогом, что, мол, в данный момент – не до них), либо превращались в постановления ЦИК в сильно искаженном виде. Нашим идейным оппонентом была не Памфилова, а Булаев, при этом все чаще и чаще возражения озвучивал начальник Управления организационно-методического и информационно-аналитического обеспечения Нестеров. Было похоже, что эти двое сигнализировали Элле Александровне, чего не надо делать, если она хочет остаться Председателем ЦИК РФ. А она хотела, поскольку искренне считала, что только она может улучшить наши выборы. Результатом была дальнейшая деградация выборов.

Мы шагали не вперед, а назад. Очень наглядно это было видно на примере видеонаблюдения: вернув видеокамеры на избирательные участки, ЦИК РФ фактически свела видеонаблюдение к пропагандистским мероприятиям.

За время тесного общения с ЦИК мы смогли убедиться в фактическом бессилии этого органа в вопросах противодействия нарушениям, которые осуществляет действующая власть. Особенно показательными были случаи массовых фальсификаций в Мытищах Московской области и в Дагестане, по которым мы представили в ЦИК убедительные доказательства. Памфилова пыталась что-то сделать, но было полное впечатление, что исполнительная власть ее просто игнорирует. Ну и, конечно, убедительным доказательством являются решения ЦИК по назначению председателей региональных комиссий.

Эксперты нынешней эпохи

Начав с феерической дружбы с общественностью, памфиловский ЦИК, как и следовало ожидать, закончил имитацией общественных экспертиз. Промежуточной стадией был некий «Научно-экспертный совет» (НЭС) при ЦИК, просуществовавший чуть более года. Состоял он из принципиально разных по взглядам людей и был совершенно неработоспособен. Точнее говоря, часть экспертов работала благодаря энтузиазму Аркадия Любарева и посылала свои предложения в никуда. 28 февраля 2020 года ЦИК РФ спокойно принял решение о расформировании НЭС.

НЭС обсасывал два вопроса: «муниципальный фильтр» и «день голосования». Результативность этих обсуждений всем известна.

Российские выборы не являются настоящими в силу государственно-политического устройства нашей страны. Не бывает настоящих выборов, если реальная оппозиция не может быть представлена в избирательном бюллетене. Не бывает настоящих выборов без настоящей партийной системы, без более-менее равномерного распределения собственности и с огосударствленными СМИ.

Не будет настоящих выборов при изуродованном избирательном законодательстве.

Но ЦИК будет собирать «экспертов», которые будут обсуждать количество избирательных ящиков и даже вопросы упаковки бюллетеней. Для тех, кто понимает суть выборов, такие вопросы в один прекрасный момент становятся неинтересными.

Последнее новшество ЦИК – дистанционное голосование. ЦИК уже создал «группу экспертной оценки системы дистанционного электронного голосования». И в нее не вошли специалисты, которые не только хорошо разбираются в технических деталях, но и известны как участники наблюдательского движения.

Имитация выборов требует имитации всех их компонент. В том числе наблюдателей и экспертов. Это – тоже задача избирательного ведомства.

Избиратель

Хроника ТИК Войковский

Вспомнил молодость: поучаствовал в заседании территориальной избирательной комиссии района Войковский города Москвы, на которую возложены полномочия Окружной избирательной комиссии по выборам депутата Госдумы по избирательному округу №207. Напомню, что я являюсь ее членом с правом совещательного голоса, назначенным депутатом Мосгордумы.

Сразу отмечу прекрасное оповещение: перед заседанием я получил по Ватсапу все документы к заседанию – повестку дня и проекты решений. Мосгоризбирком меня так не радовал. Да и члены ЦИК (по крайней мере так было 2 года назад) получали многие проекты постановлений прямо во время заседания и принимали их без должного осмысления.

На заседании присутствовали 8 членов из 14 – кворум. А на мне была прекрасная майка от RT «Foreign Agent».

С этой комиссией я познакомился год назад, во время «общероссийского голосования». С тех пор состав комиссии изменился, но не сильно, особенно если говорить об активности членов. У комиссии новый председатель – вполне корректный, а старый стал в комиссии рядовым членом.

Заседание, конечно, началось с намека на то, что я член ТИК, но не ОИК; мол депутат назначал меня только в ТИК. Но фокус не удался, поскольку я занудно зачитал норму пункта 25 статьи 29 Закона об основных гарантиях: «Член комиссии с правом совещательного голоса в период, на который распространяются его полномочия, обладает установленными настоящей статьей правами, связанными с подготовкой и проведением всех выборов и референдумов, в проведении которых принимает участие данная комиссия». Занятно, что один из членов комиссии все-равно стал возражать. Возможны, мол, разные трактовки. А то! Демагогия не знает границ!

Главный вопрос повестки дня – создание рабочей группы по приему документов на выдвижение кандидатов в Госдуму. Как известно, ЦИК прописал рекомендации на эту тему, присовокупив Примерное положение о рабочей группе. ТИК в своем решении, естественно, дословно переписал Примерное положение ЦИКа. Прочитав это Положение, я в очередной раз понял, что ЦИК плохо представляет, кто решает вопросы регистрации кандидатов. В Положении опять нет регламента принятия решений рабочей группой. А так называемые «эксперты» (из МВД), которые, как известно, очень могут «резать» нежелательных кандидатов, назначаются председателем рабочей группы (он же – председатель ТИК).

Я предложил поправку в Положение: эксперта утверждает комиссия своим решением. Чем, видимо, поразил членов комиссии до глубины души. Поправка, как обычно, была единогласно отвергнута. Мне не привыкать. Я даже последствия знаю. И не только для Войковского района, но даже для России в целом.
Избиратель

(Государственная) дума об избирательном законодательстве

После того, как в 2001 году в разворошенном перестройкой гнезде российской бюрократии было достигнуто единение разных претендовавших на лидерство группировок, новая руководящая и направляющая сила вернулась к технологии влияния на выборы классическим методом подстройки избирательного законодательства. Первый мощный удар по перестроечному избирательному законодательству был нанесен «Единой Думой» в 2005 году. Следующая серия ударов была нанесена в конце 2012-2014 годов, а в 2020-м началось прямо-таки циничное изнасилование закона. Впрочем, не надо думать, что насиловали только избирательные законы, этот акт был совершен и с нашей несовершеннолетней Конституцией. Мы не будем разбирать здесь весь букет антидемократических законов 2020-2021 годов, а рассмотрим лишь неустанную работу наших законодателей над регламентацией выборов.

Большинство граждан считают законодателями депутатов Государственной Думы и сенаторов Совета Федерации. В принципе так должно быть, но на нашей «властной вертикали» эти люди лишь отражают свет звезды на вершине вертикали. Особенно, когда речь идет о законах, касающихся политического устройства, выборов в частности. Впрочем, некоторые депутаты из так называемой «системной оппозиции» действительно предлагают самостоятельные законопроекты, заранее, впрочем, зная, чем закончится их рассмотрение в Госдуме.

Наблюдать за законотворчеством Федерального Собрания весьма любопытно и познавательно. Как в кукольном театре.
Всплески электорального законотворчества обычно случаются перед выборами в Думу. При этом старается не только главный законодатель, но и «оппозиция», которая перед выборами должна проявлять особую активность. Более того, стоит заметить, что «электоральная» законотворческая активность оппозиции в Думе вдвое выше, чем активность единороссовского большинства. Но успехи на порядок ниже.

Приведу выразительные цифры о законодательных инициативах с 2012 года (то есть, в Думе последних трех созывов) в области выборов.
Лидером по числу внесенных «электоральных» законопроектов является ЛДПР. Ее представители внесли 68 законопроектов (с учетом 13-ти отозванных). За ЛДПР с небольшим отрывом идет «Справедливая Россия» (53 законопроекта, 12 отозвано) и КПРФ (50 законопроектов, 1 отозван). Представители «Единой России» внесли 23 законопроекта, Президент и Правительство – 26, региональные парламенты -37, и 30 законопроектов внесли объединившиеся представители нескольких фракций. Зато результативность законотворчества оппозиции обратна ее активности: лишь 3% ее проектов превратились в законы (при этом пара законопроектов ЛДПР были искажены поправками до неузнаваемости). Зато результативность «правительственных», единороссовских и смешанных инициатив составила 80%. Региональные проекты в Госдуме не пользуются популярностью, их результативность составляет 14%.

В 2020-м году наш законодатель был сильно стимулирован народными мечтами об изменении Конституции. И очень старался, чтобы никак не регламентированное «общероссийское голосование» прошло в полном соответствии с законом. Он быстро напринимал нужных законов, не обращая внимания на их качество. А после этого стало ясно, что нужно готовиться к выборам в условиях нарастающего антиправительственного ропота. Естественной реакцией власти, нестерпимо желающей остаться у руля, было «закручивание гаек». И оно началось – с помощью обслуживающего персонала – законодателей и правоохранителей. Первые, как могли, принимали законы «против тлетворного влияния запада и его агентов», а также против «криминала на выборах», а вторые сотворяли «иноагентов», уголовников и правонарушителей.

В 2021 году законодательная подготовка власти к госдумовским выборам продолжилась. Пугающее «умное голосование» решено было уничтожить под корень вместе с его главными символами – Навальным, ФБК, «штабами Навального». Все это было объявлено экстремизмом, которому, как известно, не место на выборах. К высосанным из пальца статьям уголовного кодекса, которые теперь достаточны для отлучения от выборов, привязали некоторых активных муниципальных депутатов. Других общественных активистов объявили почти шпионами - иностранными агентами, одновременно запретив иностранным агентам участвовать в выборах. И на всякий случай разрешили избиркомам отключать интернет.
Такие законы уже приняты. На сносях еще прекрасный закон о запрете кандидатам «быть причастным» (!) к деятельности «экстремистской или террористической организации». Верю, что наши депутаты вполне могут принять такой закон. И знаю, что такие законы могут появляться только в неправовом государстве.

С августа 2020 года в Думу были внесены 15 законопроектов, связанных с выборами. Пять из них были срочно приняты. Президентский проект о формировании Совета Федерации прошел все этапы за 54 дня. За 112 дней принят закон о разрешении избиркомам требовать удаления «агитационного контента» из Интернета, 153 дня потребовалось для запрета иноагентам участвовать в выборах. Все принятые законы инициированы Президентом, Правительством и представителями «Единой России».

«Системная оппозиция» в это время тоже активизировалась. Семь законопроектов внесено «Справедливой Россией», причем некоторые вполне могли бы содействовать защите избирательных прав граждан (например, об уменьшении доли госслужащих в избирательных комиссиях). Один проект представлен представителями ЛДПР, два – представителями КПРФ. И надо же: все эти проекты повисли на стадии «рассмотрения Советом Госдумы»! За это же время она отклонила 11 старых проектов «системной оппозиции» (среднее время до отклонения этих проектов составило 869 дней).

Законодатели работают…За 16 лет российское избирательное законодательство проделало путь от вполне приличного, удовлетворявшего международным избирательным стандартам и конституционной декларации о том, что «граждане имеют право избирать и быть избранными в органы власти и самоуправления», до законодательства, способствующего сохранению действующей власти путем имитации выборов. Что неудивительно, когда «ветви власти» лишь украшают мощный ствол властной вертикали.
Как вы думаете, чем заканчивают государства, в которых законы перестают защищать права граждан?
Избиратель

Вертикаль и информация

Гриша Мельконьянц привел прекрасный пример искажения информации, которое приводит к неадекватным и порочным последствиям. Пример касается Председателя ЦИК РФ, не принимающего, конечно, государственных решений, но делающего вид, что оно организует выборы – «высшее выражение власти народа».

Но уверен, что именно так происходит и у всех наших верхних чиновников, включая Президента, от которого наша судьба зависит существенно больше, чем от Памфиловой.

Говорю я это потому, что многократно убеждался в такой системе искажения информации в ЦИКе. До председателя и других членов ЦИК там доходит совсем не то, что происходит на участках. И председатели вот уже почти 15 лет твердят нам, что «российские выборы – самые лучшие в мире» (кстати, в советское время говорили то же самое).

Когда-то, при Чурове, ЦИК после единых дней голосования издавал (для служебного пользования) так называемую «Зеленую книгу». Там собирались сведения о жалобах, поступивших в ЦИК. Обычно их было 400-500 штук за кампанию. Последней графой в этой книге была графа о результатах рассмотрения жалобы нижестоящими комиссиями. В подавляющем большинстве случаев в этой графе стояло «Информация не подтвердилась». Не подтверждали информацию нижестоящие комиссии. И у Председателей, и у членов ЦИК создавалось впечатление что выборы у нас прекрасны. (Замечу, что я видел также и следовательские отказы в возбуждении дела, основанные просто на утверждении председателя избирательной комиссии о том, что «все было по закону»).

На этот раз Гриша самолично поучаствовал в тестировании довольно мутной циковской системы электронного голосования (см. https://t.me/melkonyants). И убедился в том, что она не сработала, по крайней мере для него. Гриша – вполне продвинутый компьютерный пользователь, да и уровень доверия к его информации у меня много выше, чем к информации из ЦИК (поскольку с Гришей я работаю чуть меньше, чем с ЦИК). Гриша, конечно, уведомил мастеров из ЦИКа о том, что система их не работает.

А потом Гриша опубликовал словеса, распространяемые пресс-службой ЦИК: «Разработчики зафиксировали точечные сбои в работе портала Госуслуг в первые 15 минут работы. При этом до настоящего времени критических обращений на горячую линию и в службу техподдержки не поступало.» Так и представляю себе, как это вранье доходит до Памфиловой, и она расскажет нам об отдельных недостатках этой многомиллиардной системы.

Булаеву, впрочем, могут и правду сказать, но у Булаев – не глава ЦИК, а его шея. Булаев, несомненно, предпримет меры. Например, может дать указание о прекращении открытого тестирования. Булаев свое дело защиты избирательных прав власти выполняет исправно…
Вот что я знаю точно, так это то, что система после этого тестирования не станет более открытой и понятной для наблюдателей. И что мы и дальше будем получать информацию о системе электронного голосования в столь же достоверном виде.

И не только о системе электронного голосования, но и о других делах в нашем вертикально поставленном государстве.
Избиратель

Можно ли прибить желе к стене?

С подачи моих коллег я прочитал очередной судебный вердикт – Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного суда Российской Федерации №84-ИКАД21-1-А1 от 31.03.2021. Председательствующий – небезызвестный судья Хаменков В.Б.

Определение оставило в силе постановления нижестоящих судебных инстанций о том, что перенос выборов депутата Новгородской областной Думы за 12 дней до голосования, произведенный ненадлежащим образом (не уполномоченным органом, зато после «рекомендации» администрации), является законным и вообще свидетельствует о заботе власти о здоровье населения.

Как известно, выборы вообще легко переносить на день удобный для администрации. Я об этом узнал еще в 2003 году, когда лужковская администрация, вопреки закону, взяла, да и перенесла муниципальные выборы в Москве.  Потом было много примеров, крупнейшими из которых являются перенос выборов в Госдуму в 2016 году и назначение дня голосования на неудобно для всех, кроме Администрации время.

И вспомнилась мне метафора, когда-то прочитанная в одной научной книге: «Спорить с ними – все равно, что пытаться прибить желе к стене». В тексте упомянутого Определения много прекрасных пассажей, которые наводят на мысли о безмерном лицемерии нашей судебной власти. Дело в том, что при таких же обстоятельствах наши суды принимают противоположные решения, так же лихо и «убедительно» приводя аргументы. «Политическая целесообразность» опять заменила правосудие.

Главным перлом, конечно, является «опережающее правовое регулирование». Оказывается, нет ничего страшного, что Избирательная комиссия Новгородской области применила «опережающее регулирование» - отменила выборы до того, как это сделал уполномоченный на то орган – ЦИК РФ. Два аргумента оправдывают «опережающее регулирование: а) ЦИК все-равно это сделал через 2 дня и б) была «рекомендация» губернатора.

В неправовом государстве, как и положено, рождается новая правовая практика: опережающее правовое регулирование выборов рекомендациями действующей администрации. Не, это, конечно было и раньше, но теперь и суды сказали свое окончательное слово.

Что касается «рекомендаций», то хочу заметить, что «рекомендации губернатора» - это вам не «рекомендации» какого-нибудь ЦИК РФ. Буквально неделю назад я описал случай, когда другой высокий суд в своем постановлении заявил, что «мало ли что там ЦИК рекомендовал» (https://www.facebook.com/andrei.buzin/posts/4476075585754951).

Столь же убедительными, сколь и фарисейскими представляются рассуждения судьи Хаменкова со товарищи о трогательной заботе Новгородского избиркома о здоровье населения. Такая забота не помешала устроить массовое голосование всей страны по поправкам в Конституцию.

Еще один милый момент Определения Верховного Суда – утверждение о том, что на пропуск сроков вынесения судебного решения можно не обращать внимания. Своим можно! Ну, пропустили сроки, подумаешь - нельзя было вовремя обжаловать!

Наши суды чудесным образом могут не замечать погрешностей у своих соседей по властной вертикали. Например, наши избиркомы регулярно не соблюдали требование закона о необходимости заранее уведомлять кандидата о недостатках в его документах, но при оспаривании отказов в регистрации, суды, учитывая любые малозначительные оплошности кандидата, закрывали глаза на такое процедурное нарушение со стороны избиркома. Честно говоря, я не думаю, что эта практика изменится даже после Постановления Конституционного суда РФ (наконец обратившего на это внимание). Ведь КС - так же, как и ЦИК – не относится к исполнительной ветви власти, это другая ступенька властной вертикали.
Избиратель

ЦИК рекомендует, но не настаивает…

(расширенный комментарий к вопросу о фото-и видеосъемке на избирательных участках)

Необходимым условием неправового государства является такое законодательство, которое можно трактовать в зависимости от настроения власти, легко улавливаемого «независимым» судом. Такое законодательство содержит много неопределенностей и отсылок к субъективным оценкам. Хорошим примером может служить советское законодательство, содержавшее сначала ссылки на «революционную целесообразность», а позже – на «социалистическую законность».
Юриспруденция России в перестроечный период попыталась уйти от правовых неопределенностей. В законах появились терминологические разделы, формулировки стали строже и определённей. В 1997 году наше избирательное законодательство приблизилось к мировым стандартам; более того избирательные законы России конца 90-х годов местами стало даже более чётким по сравнению с законами западноевропейских стран.
Надо понимать, что ни закон, ни законодательство в целом никогда не будут совершенными. Законодательство приходится уточнять, внося изменения в законы, а также принимая уточняющие подзаконные акты.
Избирательное законодательство 1997 года прошло два этапа изменений – этап 1999-2002 годов и продолжающийся этап 2005-2021 годов. На первом этапе законодатели и избирательное ведомство (ЦИК РФ) вносили в закон улучшающие поправки, зато во время второго этапа российское избирательное законодательство было изуродовано до такой степени, что теперь оно не удовлетворяет ни Конституции, ни международным избирательным стандартам. Причина последних изменений проста: закон подстраивался под растущее желание действующей власти самосохраняться, имитируя процедуры всеобщих выборов.
Процесс внесения изменений в российское избирательное законодательство идет полным ходом. С момента принятия в 2002 году Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" было принято более сотни законов, вносивших изменения в него. Подавляющая часть изменений инициирована либо администрацией (Президентом или Правительством), либо (формально) «всеми фракциями», либо сенатором Клишасом (см., например, https://abuzin.livejournal.com/185079.html).
Законопроекты от «оппозиции» массово отвергаются в первом чтении или изменяются поправками до неузнаваемости. Некоторые из этих законопроектов действительно могли бы уточнить избирательный процесс и помогли бы избежать многих избирательных споров. Вопрос о том, почему же эти законопроекты отвергаются имеют тот же ответ: неопределенность способствует волюнтаристским решениям.

Здесь мы подходим к замечательному примеру, который стимулировал написание этой заметки. Кассационная судебная инстанция (то есть практически последняя) определила, что член избирательной комиссии не имеет права вести фото-и видеосъемку на избирательном участке. (Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 09 марта 2021 года по делу №88а-3259/2021).
Вопрос о возможности проведения фото-и видеосъемки в помещении для голосования всегда был камнем преткновения на наших выборах. Многих наблюдателей и членов комиссий выставляли за дверь комиссии из-за того, что те осмеливались вести фото-и видеосъемку. В 2016 году законодатель, наконец, ввел в закон поправку, которой в явном виде разрешил наблюдателям проводить такую съемку. В этом разрешении он упомянул именно наблюдателей, но ничего не сказал о других лицах, которые могут присутствовать в помещении для голосования – избирателях, членах комиссий, кандидатах, доверенных и уполномоченных лицах. Отсутствие прямого разрешения создает для наших правоприменителей, в частности для судов, возможности для произвольных решений.
Подчеркнем, что именно для НАШИХ правоприменителей, не желающих по определенным причинам рассматривать законодательство в его совокупности. Действительно, высший закон государства (ч.4 ст.29) устанавливает, что «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом». Отсутствие запрета на фото-и видеосъемку на избирательном участке (за исключением случаев, специально оговоренных в Гражданском кодексе) и говорит о законности фото-и видеосъемки в публичном месте.
В этой ситуации упомянутый суд, руководствуясь - с моей точки зрения - не правовыми, а политическими соображениями, прибёг к сомнительной казуистике: «если нет прямого разрешения, значит запрещено». Такая казуистика может приводить к абсурдным выводам: членам комиссии, например, напрямую не разрешено находиться в помещении для голосования.
Можно, конечно, в данном случае говорить о недоопределенности закона. Но и это не совсем так. Дело в том, что ведомство, руководящее выборами – ЦИК РФ - во времена не очень длительной оттепели и под напором экспертов успело записать в своем документе под названием «Рабочий блокнот участковой комиссии» жирным шрифтом следующее: «Член УИК с правом совещательного голоса может осуществлять фото- и (или) видеосъемку, предварительно уведомив об этом председателя, заместителя председателя или секретаря УИК». Документ этот был представлен и судебным инстанциям.
В своем запретительском рвении суды пишут, что «с учетом части 1 статьи 244 КАС РФ разъяснения, данные ЦИК РФ, не являются нормативным правовым актом». При чем здесь статья 244 КАС остается загадкой. Но, ведь, что-то надо было написать! Пишут суды и о том, что Рабочий блокнот не является нормативным актом, поскольку является методическим и рекомендательным материалом, опять же ссылаясь на несуществующее утверждение в расчете на то, что ссылку никто не будет осмысливать.
Интересно было бы узнать, что думает ЦИК РФ по поводу эффективности своих «рекомендаций»?

Приведенный пример казуистического толкования закона и игнорирования подзаконных актов хорошо иллюстрирует и нынешнее избирательное законодательство и то, как его можно использовать. Нет сомнений, что процитированное решение суда некоторые участковые комиссии под руководством административных кураторов будут использовать с удовольствием. А нанятые администрацией электоральные юристы с удовольствием будут приводить это решение несмотря на «беспрецедентность» нашего права.