Избиратель

Давайте расставим точки над i

Жизнь, вроде, идет своим чередом: днем светло, ночью темно, ходят трамваи, в магазинах есть еда, Европа, как обычно, загнивает, а Песков развешивает лапшу. Но страшные новости лезут из всех утюгов: Италия вымирает, Китай уже почти вымер, а уж про Америку и говорить нечего. Хуже того, зараза добралась и до нашей Родины. И не понять: вовремя или наоборот.

Коронавирус поставил Администрацию враскорячку: с одной стороны, как-то неудобно сгонять народ на избирательные участки, одновременно рассказывая про опасность скоплений людей, с другой стороны, если бы не этот вирус, народ бы говорил бы про изменение Конституции.
Потому что то, что сейчас происходит с нашей Конституцией – это массовое сумасшествие, которое может очень плохо кончиться. И многие это понимают. Но многие – не понимают, и с ними собираются проделать массовую махинацию под названием «общероссийское голосование».

НИКАКОГО ВЫЯВЛЕНИЯ ВОЛИ НАРОДА НЕ БУДЕТ! Потому, что так, как это прописано в принятом законе и в еще не принятой Инструкции ЦИК РФ, волю народа выявить нельзя. Так её можно только исказить. Это я вам как специалист по выборам и референдумам говорю. А также с с учетом экспериментов, произведенных над Крымом и двумя украинскими областями.

И ради чего же весь этот спектакль с «досрочно-надомным» голосованием, массированной пропагандой и армией «наблюдателей» от псевдообщественных палат? Что там, в поправках? Зачем они Путину?

А в поправках, приправленных для красоты словами про детей и Бога, скрыта довольно тривиальная вещь: ОНИ ЗНАЧИТЕЛЬНО УСИЛИВАЮТ ВОЗМОЖНОСТИ ДЕЙСТВУЮЩЕГО ПРЕЗИДЕНТА И ЕГО КОМАНДЫ БЕССМЕННО ОСТАВАТЬСЯ У ВЛАСТИ, руководить всеми государственными институтами, да и народом тоже. Часть поправок, правда, выдает страх перед возможным возмездием. Но это значит, что остальные поправки должны гарантировать пожизненное присутствие у власти.

 Действующая Конституция России и так предоставляет слишком широкие полномочия Президенту. Поправки расширяют эти полномочия, гарантируя, что все государственные институты будут подчинены Администрации Президента, защищенной всеми силовыми структурами государства, непосредственно подчиненными Президенту. Вся судебная система, включая Конституционный Суд, который и сейчас-то не проявляет большой самостоятельности, ставится в еще большую зависимость от Администрации. А уж управление законодателями, которые могут даже не утвердить некоторых (не самых важных) министров  – давно решенная задача.

Дальнейшее укрепление властной вертикали – это ускорение движения к концу нашей страны. Что бы по этому поводу ни говорила орава государственных служащих и пропагандистов, висящих на этой вертикали.
Избиратель

Конституционоправы

Говорят, 10 марта в ЦИК на какой-то «площадке» какие-то эксперты будут обсуждать проект «Порядка подготовки и проведения общероссийского голосования по вопросу одобрения (Sic написано в Распоряжении Президента!) изменений в Конституцию Российской Федерации». Я прочитал этот проект и скажу сразу: я его в ЦИК обсуждать не пойду.
По-моему, первый раз в жизни я отказываюсь от обсуждения нормативных актов, связанных с выборами. Но я никогда не обсуждал, например, правильность астрологических прогнозов. Я даже не обсуждал совершенно неправдоподобные псевдоматематические модели выборов, которые иногда попадались на глаза. Но самые завиральные законопроекты я обсуждал. Я писал рецензии на очень некачественные проекты постановлений ЦИК РФ и на абсолютно мракобесный справочник наблюдателя от одного бывшего члена ЦИК. Но, наверное, я иссяк.
Ибо то, что нам сейчас предлагают обсудить, можно охарактеризовать одной фразой: это попытка придать пропагандистскому фарсу хоть какое-то юридическое оформление. Это попытка ЦИК РФ встроиться в объявленное Президентом сомнительное мероприятие по реформированию Конституции моей страны.
Поправки мне не нравятся, особенно те, которые открывают широкие возможности для произвольной интерпретации и, соответственно, - для развития конфликтов. Но не мое это дело обсуждать поправки по существу; кроме того, я могу представить себе граждан, которым поправки нравятся. Мое дело – оценить то, как эти поправки предлагается принимать.
Самое главное: голосование по большому набору не связанных между собой поправок БЕССМЫСЛЕННО. Как должен поступать гражданин, если он одновременно должен проголосовать за две поправки, одна из которых ему нравится («Дети являются важнейшим достоянием Российской Федерации»), а другая – нет (например, «Одно и то же лицо не может занимать должность Президента Российской Федерации более двух сроков»)? Было бы нелогично проголосовать за или против, логично – проигнорировать такое голосование.
И совершенно естественно, что если избирателей на такое голосование не «загонять», то явка будет, ну о-о-чень маленькая. Она даже и с «загоном» будет низкая, что наш Президент хорошо понимает. Поэтому -  не референдум (для которого нужна явка не менее 50%), а нечто, как выразилась Элла Александровна Памфилова, «уникальное» - голосование. Действительное при любой явке.
Подсчитать, какая доля избирателей проголосует за поправки, будет просто: надо умножить явку на долю, проголосовавших «за». И вот тут-то пригодился ЦИК!
Долю проголосовавших «за» можно увеличить, если никак не оговорить правила агитации. Обращаю внимание: не запретить агитацию, а просто ничего о ней не сказать, да еще и организовать голосование в экстренном порядке. Так, кстати, проводились «референдумы» в Крыму и на Донбассе. Так ЦИК и поступил в своем проекте.
С явкой сложнее: не на аркане же вести избирателей на участок. И здесь  ЦИК чем только не подмахивает: тут и досрочное голосование, и надомное голосование «отцов с 3-4-мя детьми», и надомное досрочное, и «мобильные избиратели», и дистанционное голосование, и голосование на «предприятиях непрерывного цикла производства», и (многократное) голосование лиц без определенного места жительства и находящихся за границей. ЦИК разрешила все известные виды голосования, которые часто подвергались критике, и даже добавил новые, неизведанные! И чтобы, не дай Бог (веру в которого нам передали предки, нещадно с ним боровшиеся), мы не узнали, сколько «загнали» на досрочку, а сколько проголосовало по спискам собесов, ЦИК взяла, да и убрала соответствующие строки из протокола об итогах голосования.
А наблюдатели, конечно, будут. Обученные ЦИК, как обещала Элла Александровна, и направленные исключительно общественными палатами. Гласность, прозрачность и открытость сквозь призму палат! В проекте ЦИК члены избиркомов с правом совещательного голоса даже не упомянуты. Лишние они на этом празднике жизни, и ЦИК хорошо это чувствует.
А может, кто думает, что нам покажут «общероссийское голосование» по видеотрансляции? Пожалуй, кое-где и покажут. Но лишь кое-где, избирательно и показательно. По телевизору покажут фрагменты всенародного одобрения… Но уж видеозаписи выцарапать будет практически невозможно. По циковскому проекту решение о видеотрансляции и видеозаписях принимают региональные власти, а уж как они принимают, мы хорошо знаем.
Хватит. Не буду я писать о мелких ляпах в этом проекте ЦИК. Вылавливание блох в документе, который годится только для декорирования спектакля – не сильно полезное занятие.
 
Избиратель

Навальнята – дети Путина (навеяно делом Тербаляна)

На одной из политтехнологических тусовок я услышал интересную сентенцию: «Навальный – ребёнок Путина». Неправосудные судебные постановления, продолжающиеся еще с «Болотного дела», вновь и вновь подтверждают это.
Может быть, кто-нибудь сомневается, что вся эта молодежь, получившая от 5 тысяч штрафа и условных сроков до 18 лет заключения, станет еще больше ненавидеть засидевшуюся на российских природных богатствах власть? Не думают ли наши инквизиторы о том, что их приговоры могут изменить мнение осужденных о возможности эволюционных политических реформ?
Сегодня суд в Астрахани приговорил Артёма Тербаляна, 1999 года рождения к 240 часам обязательных работ, вменив ему часть 3 статьи 327 Уголовного кодекса РФ (использование заведомо подложного документа).
Суть дела: на последних выборах Путина, Артём, получив бланк направления наблюдателем на избирательный участок, подписанный доверенным лицом кандидата Бориса Титова – Владимиром Васюхиным, вписал туда номер участка и свои данные и использовал этот документ для присутствия в качестве наблюдателя на одном из избирательных участков Астрахани. Замечу, что подпись Васюхина была настоящей.
Является ли такое направление подложным документом? Процитирую юридическую норму (часть 9 статьи 23 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации»), касающуюся направления наблюдателя:
«Полномочия наблюдателя должны быть удостоверены в письменной форме в направлении, выданном зарегистрированным кандидатом или его доверенным лицом,… назначившими данного наблюдателя. В направлении указываются фамилия, имя, отчество наблюдателя, адрес его места жительства, номер его телефона (если имеется), номер избирательного участка, наименование избирательной комиссии (территориальной, участковой), куда он направляется, а также делается запись об отсутствии ограничений, предусмотренных пунктом 8 настоящей статьи».
Не сказано ли здесь, что доверенное лицо удостоверяет лишь ПОЛНОМОЧИЯ наблюдателя? Где здесь сказано, что ФИО и прочее указывает доверенное лицо собственноручно?
Таким образом, следователь и судья дали вполне спорную квалификацию документа как подложного, что и явилось признаком преступления.
А квалификацию такую они дали, потому что очень хотелось. Потому что «штаб Навального», к которому, по их сведениям, имел отношение Артём, вызывали у них неприятные ассоциации и подозрения, что с ним может быть как-то связано их отлучение от теплых государственных мест.
Российские выборы изобилуют уголовщиной. Через мои руки прошли десятки отказов в возбуждении уголовных дел при наличии очевидных доказательств – показаний свидетелей, актов, фото и видеоматериалов. И десятки решений судов, в которых написано, что фальсификация не доказана, либо «не повлияла на возможность достоверно установить волеизъявление избирателей». Подавляющее большинство фальсификаторов и их покрывателей не были привлечены к какой-либо ответственности.
Отвечают за них молодые люди, которые, в отличие от судей, следователей и прокуроров являются гражданами, а не государственными служащими. И они усвоят уроки нашего правосудия.
Избиратель

Можно ли уволить Горбунова?

Фракция коммунистов в Мосгордуме обратилась к Председателю ЦИК РФ Э.А.Памфиловой с очередным требованием отправить Председателя Мосгоризбиркома В.П.Горбунова в отставку.
Будем считать, что депутаты-коммунисты все-таки знают, что это не в полномочиях Памфиловой. ЦИК, который 20 ноября 2016 года РЕКОМЕНДОВАЛ Горбунова на должность Председателя Московской городской избирательной комиссии (МГИК), может лишь РЕКОМЕНДОВАТЬ МГИК лишить председателя полномочий.
Но думаю, что депутаты-коммунисты также хорошо знают состояние нашей правовой системы и понимают, что реально Горбунова в отставку можно отправить, если этого захочет кто-нибудь из лиц или органов, реально принимающих решения в нашей стране. Увы, реальность, также, как и тогда, когда КПСС была у власти, сильно не совпадает у нас с формальным правом. Коммунисты действуют в соответствии с нашими, российскими традициями.
Вот, только в круг лиц, которые принимают решение об отставке Горбунова, не входит сейчас Элла Александровна Памфилова. Горбунов – не Вильданов, а год - не 2016-й. В 2016-м Председатель Избирательной комиссии Московской области Ирек Раисович Вильданов попал под горячую руку Памфиловой, только что ставшей Председателем ЦИК РФ. Вильданов сам подал в отставку после разговора с Памфиловой. У Вильданова другой характер, и, главное, за ним не стояло достаточно «тяжеловесов». Хотя, конечно, по тяжести накопленных перед российским народом прегрешений, Вильданов ни в какое сравнение с Горбуновым не идет.
Валентин Павлович Горбунов – долгожитель избирательной системы Российской Федерации, ставший Председателем избирательной комиссии самого крупного по численности субъекта Федерации в 1995 году. Лишь Председатель избирательной комиссии Ямало-Ненецкого автономного округа (который в 20 раз меньше по численности, чем Москва) занимает аналогичную должность чуть дольше. Горбунов перепредседательствовал всех бывших председателей ЦИК РФ – Рябова, Иванченко, Вешнякова, Чурова. Горбунов обладает незаурядным и очень полезным качеством номенклатурного чиновника – чутьем на поветрия сверху. Вакханалия фальсификаций на московских выборах 2007-2011 годов резко прекратилась в Москве, чуть только сверху стали доноситься соответствующие сигналы.
Валентин Павлович всегда был на хорошем счету у исполнительной власти города Москвы, у обоих ее руководителей. И в прекрасных отношениях с городской Думой, поскольку исправно обеспечивал ее избрание в 1997, 2001, 2005, 2009 и 2014 годах. Мосгордума платила ему почти единогласной поддержкой при назначении в Мосгоризбирком. Надежный тыл Горбунов имел и на федеральном уровне, по крайней мере, в ноябре 2016 года он нашел единогласную поддержку в ЦИК РФ при рекомендации на должность председателя МГИК.
Кстати, не надо думать, что Горбунов проводил фальсификации своими руками. Роль МГИК – искажать выборы по-крупному - при формировании ТИК, регистрации кандидатов и агитации. Прямые фальсификации в день голосования и при подсчете голосов – дело нижестоящих комиссий, точнее – местных администраций; здесь роль региональной комиссии – прикрывающая. Так что, привлечение Горбунова к уголовной ответственности – дело не такое простое.
Горбунов не первый раз подвергается атакам. В 2009 году, после скандальных выборов в Мосгордуму, коммунисты вместе с «эсерами» и «либерал-демократами» даже зал заседаний Государственной Думы покидали.
Но всему свое время. По моему впечатлению Валентин Павлович сам скоро уйдет, без всяких оппозиционных писем.
Во-первых, он уже устал, работа достаточно нервная, а пенсия – не сравнить со средней по России.
Во-вторых, грядущее формирование нового состава Мосгоризбиркома в 2021 году не сулит столь же простого назначения Горбунова, как это было раньше. И в конце концов, непредвиденный результат выборов в Мосгордуму 2019 года, оставил неприятный осадок даже у московской администрации.
«А вы попрыгайте…Вот, видите, он и сам отвалился!» (Из старого анекдота)
Избиратель

Общероссийское спасение «общероссийского голосования»

Проект  Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти», впопыхах внесенный в Государственную Думу был подвергнут критике, поскольку по форме не удовлетворял требованиям действующего российского законодательства (http://www.golosinfo.org/articles/144025). Более того, статья 2 этого законопроекта, устанавливающая, что «Закон выносится на общероссийское голосование» поставила в тупик юристов и специалистов по формальной логике, поскольку она равносильна вопросу «что появилось раньше – курица или яйцо?». «Общероссийское голосование» вводится этим законом, то есть, должно проводиться после его вступления в силу, с другой стороны, зачем проводить голосование по закону, который уже вступил в силу?
Пока формалисты обсуждали новый логический парадокс, политики, политологи и политтехнологи дружно (от Навального до кремлевских политтехнологов), хотя и с разной интонацией заявили, что «общероссийское голосование» пока представляет собой «кота в мешке», поэтому и обсуждать пока нечего. Кстати, в связи с этим можно предположить, что «общероссийское голосование» - ни что иное, как «сладкая косточка» для отвлечения внимания от самих поправок в Конституцию.
За прошедшие пару недель юристы Администрации поняли, что сильно напортачили по крайней мере со статьей 2 своего законопроекта. И начали разруливать ситуацию по мере сил. Президент заявил, что «будет принимать решение о том, подписывать ли закон об изменениях в Конституцию, после результатов общероссийского голосования» (https://www.rbc.ru/politics/30/01/2020/5e32fa8d9a79475ec193802e), чем, впрочем, не разрешил логический парадокс. ЦИК начала подготовку неизвестно к чему (https://www.kommersant.ru/doc/4233934). Но главный по государственному строительству депутат П.Крашенинников дал более определенные намеки на то, как Администрация будет выпутываться из создавшейся ситуации (https://www.pnp.ru/social/krasheninnikov-opros-naseleniya-po-popravkam-k-konstitucii-budet-ne-statisticheskim-a-yuridicheski-znachimym.html).
Версия Крашенинникова несколько расходится с версией Президента, но при наработанной демагогической практике их, в принципе, можно совместить. Есть еще небольшая закавыка в том, что по Крашенинникову закон уже получается не совсем «законом о поправке к Конституции» (о таких законах есть другой закон и о них убедительно писал Конституционный суд Российской Федерации), но это уж совсем придирки, не свойственные нашей суверенной и самобытной правовой системе.
Но я, вообще-то, о другом. О том, чего с нетерпением ждут все, кто говорит: «А вот будет процедура, тогда и будем говорить». «Вот приедет барин, барин нас рассудит». Не будет никакой процедуры, которая бы позволила точно выявить волю народа (суверена) в данном случае! Слова будут, закон будет, поправки будут, а легитимной процедуры не будет!
Во-первых, предполагается голосовать по «пакету». Вопрос «Вы за индексацию пенсий и Госсовет?» не только некорректен, но вреден. «Вы любите зефир и Путина?» - вопрос менее вредный.
Во-вторых, один из видов всенародного голосования в нашей стране уже имеет строгое название – «референдум», и даже достаточно строгую юридическую регламентацию – Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации». Крашенинников с Клишасом и Администрацией собираются за пару месяцев сварганить и принять закон получше? Так не бывает, по крайней мере в государствах, где Конституцию не меняют с кондачка. Вообще-то сам по себе отказ от референдума уже достаточно показателен.
 В-третьих, Администрация вряд ли предполагает, что голосовать по этому вопросу придет более половины избирателей, как это требуется для того, чтобы состоялся референдум (хотя, конечно, в новом законе можно опустить возрастной ценз до нуля лет). И скорее всего придется резко опускать порог явки. И тогда поддержка 20-ти процентов населения будет преподнесена нам как всенародное одобрение.
   В-четвертых, а что будет, если из упомянутых 20% половина окажется жителями кавказских республик и Кемеровской области? (Памятуя недавний спровоцированный псевдопатриотами наезд на меня, скажу сразу: и кавказцы и кемеровчане прекрасные люди, но среди них есть такие, которые на одном избирательном участке могут добавить ни много, ни мало 2000 голосов, изменив явку с 10% на 90%). Это будет всенародная поддержка?
В-пятых, а агитационная кампания по вопросам голосования будет устроена так, как написано в законе о референдуме, или так, как было на всенародном голосовании в Крыму и на Донбассе (кстати, ежли что: референдум в Донецке я видел собственными глазами)? А можно ли вообще провести полноценную «общероссийскую» агитационную кампанию за месяц?

Не будет нам никакой легитимной процедуры, можете не ждать. Хотя, конечно, Крашенинников с Клишасом и Администрацией писать ее будут. Работа у них такая. Не хило, между прочим оплачиваемая.
Избиратель

Закон о правке Конституции

Текст проекта Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти», появившийся на сайте Госдумы, позволяет более определенно высказаться как по форме, в которой нам предлагают одобрить инициативы Президента, так и по содержанию самих инициатив.
Сразу скажу, что относительно содержания я могу высказаться лишь поверхностно, поскольку не являюсь специалистом ни в области истории, ни в области политики. Про форму, как мне представляется, могу высказаться более уверенно.
Странное «двойное» название законопроекта (О поправке к Конституции + О совершенствовании регулирования…) объясняется Федеральным законом от 04.03.1998 №33-ФЗ "О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации", который к двум видам законов, описанных в действующей Конституции (федеральные и федеральные конституционные) добавляет еще один вид – федеральный закон о поправке к Конституции. И у этих  последних действительно специфический способ принятия, который вкратце устанавливается статьей 136 Конституции России.
Так что название юристы из Администрации Президента дали законопроекту соответствующее Закону №33-ФЗ. Но вот в остальном, эти юристы, похоже больше руководствовались указанием начальства, а не этим законом. Почитаем его внимательно.
Статья 2. Форма нормативного правового акта о поправке к Конституции Российской Федерации
1. Поправки к главам 3 - 8 Конституции Российской Федерации (далее - поправки (поправка) к Конституции Российской Федерации) принимаются в форме закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации.
2. Под поправкой к Конституции Российской Федерации в настоящем Федеральном законе понимается любое изменение текста глав 3 - 8 Конституции Российской Федерации: исключение, дополнение, новая редакция какого-либо из положений указанных глав Конституции Российской Федерации. Одним законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации охватываются взаимосвязанные изменения конституционного текста.
3. Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации получает наименование, отражающее суть данной поправки.
Итак, само название закона намекает на то, что по каждой поправке (или группе связанных поправок) принимается отдельный закон, поскольку слово «поправка» употребляется в названии закона в единственном числе. Но на всякий случай законодатель уточнил в части 2 статьи 2, что одним законом охватываются лишь взаимосвязанные поправки.
И это неспроста. Конституция – это основополагающий правовой документ, она содержит правовые нормы в самом общем виде, в виде идей, она определяет дух правового регулирования в государстве. Ее расшифровка содержится в законах. Малые изменения в Конституции обладают эффектом мультипликатора: они могут привести к значительным сдвигам в правоприменении и в жизни людей. Поэтому конституции меняют осторожно и медленно, если, конечно, речь не идет о конституционных переворотах, когда конституции меняют «пакетом».
Законопроект, предложенный Президентом, пытается впарить нам сразу пакет разнородных поправок. Тут и про Госсовет, и про судей Конституционного суда, но и про индексацию пенсий, чтобы не так больно было.
Мне представляется, что юридически законопроект не вяжется с упомянутым законом о порядке принятия поправок к Конституции.
Гложет меня и еще одно сомнение. В Законе о порядке принятия вообще ничего не сказано, что в законе о поправке могут быть статьи, описывающие не поправки, а способ всенародного одобрения этих поправок. А в президентском законопроекте такая статья как раз есть: «Статья 2. Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации "О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации публичной власти" выносится на общероссийское голосование».
Что такое «общероссийское голосование» юристы вам не скажут, потому что термин этот в законах не описан. А юристы хорошо знают, что бывает, когда в законах нет определений терминов: бывает неправедный суд, волюнтаризм и мордобой.
Так что по форме предложенный Госдуме (ну, ей можно) и нам законопроект, мягко говоря, недоработан. И у меня даже есть подозрение почему. Но это уже – не про форму, а про содержание.
Избиратель

О всенародном обсуждении Конституции в контексте российского исторического опыта

 «Менять Конституцию не надо, но мы ее немного подправим…». Так высказался лидер нации, чем вызвал брожение умов. И действительно, предложенные изменения многих насторожили. Если очистить их от пропагандистской шелухи и всяких декоративных предложений, то в осадке получим небольшой исторический шажок назад (см. http://www.golosinfo.org/articles/144016).

Но в этой заметке я напишу не о сути предложений, а о том, как российский народ будет единодушно поддерживать предложения своего лидера. Ибо его новеллы нам предложено поддерживать «голосованием граждан». Что это такое юридически никто не знает, зато напрягши историческую память (которая усиленно отбивалась все годы советской власти и отбивается сейчас), можно легко предположить, как это будет.

И с этой целью приведу две длинные цитаты. Цитаты эти заимствованы из книги Ю.С.Кукушкина и О.И.Чистякова «Очерк истории Советской Конституции», Политиздат, 1987. Итак:

Год 1936: «12  июня  1936  г.  проект  Конституции  был  опубликован  во  всех  газетах  страны,  а  затем  издан  в  виде  брошюры  на  ста  языках  народов  СССР.  Так  завершился первоначальный  этап  подготовки  проекта  Конституции СССР  и  начался  этап  его  всенародного  обсуждения…..К  21  ноября  1936  г.  проект  Конституции  был одобрен  на  165  тысячах  пленумов  Советов  и  исполнительных  комитетов,  заседаниях  секций  и  депутатских групп,  на  которых  присутствовало  3472  тысячи  человек. …Нередко  избиратели, не  удовлетворенные  деятельностью  своих  депутатов, досрочно отзывали  их.  В  РСФСР,  например,  в  это  время было  отозвано  15  тысяч  депутатов. Собрания,  посвященные  обсуждению  проекта  Конституции,  прошли  во  всех  производственных  коллективах. ….Партийные  и  советские  органы  всячески  заботились об  эффективности  этой  кампании.   …Трудящиеся,  одобряя  основные  положения  проекта,  вместе с  тем  думали  о  его  совершенствовании. Наряду  с  исключительно  ценными  конструктивными предложениями нередко встречались и такие,  которые не могли быть  реализованы  в  Конституции.  …Во  всенародном  обсуждении  проекта  Конституции приняло  участие  55 %  взрослого  населения  страны. …Обсуждение проекта  Конституции  послужило толчком к новому подъему не только политической,  но и производственной активности трудящихся…

Это — установление  настоящей   демократии,   которая   может   существовать только  в  бесклассовом  обществе;  это  проведение  в жизнь  великих  лозунгов,  до  сих  пор  являвшихся  только  мечтой  человечества,— свободы,  равенства  и  братства» …Буржуазные  дипломаты  не  могли не  признать,  что  проект  «данной  Конституции  создает впечатление  наиболее  либерально  окрашенного  документа»,  что  он  дает  возможность  наглядно  показать всем  отставание  в данном  вопросе  западных демократий. …

Всенародное  обсуждение  проекта  Конституционная комиссия  использовала  в  своей  дальнейшей  работе  …»

Год 1977: «Всенародное  обсуждение  проекта  Конституции  началось  4  июня  1977  г.,  после  того  как  центральные, республиканские  и  областные  газеты  опубликовали  его на  своих  страницах.  Этому  способствовало  и  издание проекта  в  виде  отдельных  брошюр  на  языках  народов Советского  Союза. Партийные  и  советские  органы  развернули  большую работу  по  разъяснению  основных  положений  проекта Конституции  и  материалов майского Пленума  ЦК  КПСС. Обсуждение   возглавила   Коммунистическая   партия. ЦК КПСС принял 21  июля  1977 г.  постановление «О ходе всенародного  обсуждения  проекта  Конституции  СССР»… Постановление  предлагало  теснее  увязывать  обсуждение  проекта Конституции  с  подготовкой  к  празднованию  60-летия Великой   Октябрьской   социалистической   революции, с  конкретными  условиями  и  задачами  производственных коллективов.  …Проект  Конституции  получил  единодушную  поддержку всех Советов. …обсуждение  проекта  Конституции носит  подлинно  свободный  и  деловой  характер,  всемерно способствует  вовлечению  широких  масс  в  управление государством,  служит  могучим  стимулом  активизации всей  общественной  жизни.  Обсуждение  повсеместно  выливается  в  яркую  демонстрацию  монолитного  единства партии  и  народа,  безраздельной  поддержки  советскими людьми  внутренней  и  внешней  политики  КПСС  и  Советского  государства. …общественных  организациях.  Обсуждение продолжалось около четырех месяцев.  Всего в нем приняло участие свыше 140 миллионов человек, то есть более 80% взрослого населения  страны. Проект получил всенародную поддержку. …Всенародное  обсуждение  проекта  имело  целью  дальнейшее  развитие  социалистической  демократии,  совершенствование  деятельности  государственных  органов».

Теперь-то мы знаем, что, несмотря на самые демократичные и прекрасные конституции, были у нас в 1937-1987 годах отдельные недостатки в форме отсутствия демократии и элементарных гражданских прав, включая право на жизнь. Всенародное обсуждение и одобрение были то ли ошибочными, то ли не настоящими. Но мы хотим ещё.

Избиратель

Про послание Президента

Мнение юристов по поводу возможности проведения референдума по поправкам в Конституцию, которые предложил В.В.Путин в своем ежегодном послании, как всегда разделились. С моей точки зрения, юридические тонкости, которые могут препятствовать проведению референдума вполне могут быть обойдены с помощью хорошо развитой государственной казуистики. В конце концов, юристам Администрации Президента не впервой придумывать разные юридические обоснования обхода закона, вспомним, например, переносы дат последних двух федеральных выборов. К сожалению, у нас юридически правильными по определению считаются те решения, которые исходят из Администрации.
Тем не менее, даже у этих решений есть рамки, за которые Администрация не выйдет. Просто потому, что нарушение этих рамок будет вызывающим. Дело в том, что авторы Конституции, «принятой в условиях кризиса» предусмотрели, что основы конституционного строя изменяются специальной процедурой, которая требует созыва так называемого «Конституционного собрания». И если считать, что предложенные В.В.Путиным поправки изменяют основы конституционного строя, то референдумом эти поправки принять нельзя (хотя, конечно, и тут есть возможность казуистической трактовки Конституции). Однако очевидно, что действующая администрация ни за что не признает, что поправки изменяют основы конституционного строя, ведь Путин сказал, что Конституцию менять нельзя.
С моей точки зрения, часть поправок, о которых вел речь Президент (замечу, что пока поправки сформулированы в виде идей), предполагают изменение основ конституционного строя. Не сомневаюсь, что официальные конституционалисты будут утверждать иное, поэтому будем исходить из того, что поправки не затронут первые две главы Конституции.
Из этого следует, что поправки должны быть внесены в главы 3-8 Конституции. Они могут быть приняты двумя третями Государственной Думы, тремя четвертями Совета Федерации и двумя третями субъектов Федерации. Сомнений в том, что все перечисленные субъекты «поправки Путина» примут, у меня нет.
Спрашивается, зачем тогда Путину надо было говорить о «голосовании граждан страны по всему пакету поправок»? А почему бы власти не устроить такую пиар-акцию?
Может ли это голосование пройти в форме общероссийского референдума? Есть юридические шероховатости, но не сомневаюсь, что шероховатости почти не заметны на вертикали власти. Вопрос лишь в том, окупится ли это мероприятие пропагандистским эффектом.
Примеры референдумов в Крыму и Донецке говорят о том, что особых проблем с организацией референдума не будет. Ну, позубоскалят отечественные и зарубежные наблюдатели; они и раньше этим занимались.
С другой стороны, Путин говорил не о референдуме, а каком-то «голосовании граждан страны». Голосование, ведь – не обязательно референдум…Можно и без референдума голосовать (решать этот терминологический вопрос будут в Администрации). Референдум затратнее и хлопотнее, хотя и эффектнее.
Что же касается даты проведения референдума, то его вряд ли будут проводить в 2021 году, поскольку это последний год полномочий Государственной Думы, и закон запрещает проводить всероссийский референдум в такой год. А, вот, в Единый день голосования 2020, то есть, 13 сентября – можно.
P.S. После написания этого текста я прочитал появившийся на полчаса раньше комментарий Пескова, который, как всегда разъяснил, что сказал Путин. Поскольку все произошло так, как написано в моем тексте, постольку я решил опубликовать текст, как он был.
Избиратель

Шлиссельбург 4.0

Мне прислали ссылку на пост Юлии Изюмовой в сети «VK» (https://m.vk.com/wall-182296793_1279). Автор пишет, что они «не разделяют самую свежую публикацию, которая называется «Обидчивый Леноблизбирком (https://www.golosinfo.org/articles/144011)». Поскольку автором последней публикации являюсь я, постольку я внимательно прочитал возражения и могу сказать вот что.
Юле не понравилось поведение некоторых наблюдателей, которых она воспринимала как представителей Движения «Голос». Она считает, что эти наблюдатели вели себя «провокационно». Юля не может себе представить, что люди, с которыми она сталкивалась в Шлиссельбурге, представляют только себя? Со своими собственными характерами, опытом и темпераментом. Или, может, но у Юли так проявляется профессиональная ревность?
Что же касается «провокационности», то в посте Юли я не нашел описаний провокационных действий (хотя вполне допускаю, что в силу темперамента некоторые высказывания могли не понравиться), зато я очень много раз в своей жизни слышал упреки в провокационности, которой наши избирательные комиссии называют требования соблюдать закон. А аргументами Юли являются описания деятельности и достижений Кировского ТИК.
Придется мне еще раз повторить то, о чем я написал в своем посте, порожденном обиженной реакцией Леноблизбиркома (которая, по версии Юли была не обидой, а «гласной и открытой деятельностью комиссии»). Поскольку я действительно никогда не был наблюдателем в Ленинградской области, я буду опираться на ту самую заметку Ивана Шукшина (https://www.golosinfo.org/articles/143993), которая обидела Леноблизбирком. Я склонен верить фактам, изложенным Иваном, поскольку они характерны для наших избирательных комиссий. Хотя я не наблюдал в Ленинградской области, опыт наблюдения за комиссиями, в том числе – территориальными, у меня есть: примерно сотню ТИК примерно в трёх десятках регионов я посетил. И считаю себя вправе обобщать.
А Иван Шукшин, почитав закон и придя первый раз в ТИК, увидел незамыленным взглядом большую разницу между законом и практикой, а также заметил один из главных изъянов наших выборов.
Заметка Шукшина называется явно не дипломатично: «Наблюдение за ТИК: бездельники и вредители». Кому может понравиться, когда его называют бездельником и вредителем? Ясно, никому. И Юля нам доказывает, что никакие они не бездельники, потому что: «на сайте Леноблизбиркома была в прошлом году размещена хорошая методическая база с материалами…, в день голосования всегда работает горячая линия, а члены Леноблизбиркома отвечают в том числе и в мессенджерах, …в Ленобласти стало намного меньше отказов в регистрации кандидатов,...». Это правда? Правда, поэтому называть ТИК бездельниками можно только метафорически.
Впрочем, если приглядеться, то из названия этого и не следует: Иван лишь констатирует, что когда он наблюдал в ТИК, то обнаружил там бездельников и вредителей. А дальше Иван достаточно подробно рассказывает, почему он считает некоторых руководителей ТИК бездельниками и вредителями и почему он – первый раз попав в ТИК – был «шокирован» и считает, что закон и принципы свободных выборов не соблюдаются.
Первое. ТИК расположен в здании администрации, в котором во время проведения выборов присутствует большое число сотрудников администрации – муниципальных служащих). Конечно, они «помогают избирательной комиссии», но у Ивана закрадывается подозрение, что администрация может быть заинтересована в результате выборов, поэтому такая помощь может быть не вполне бескорыстной.
Второе. Несмотря на то, что по закону организатором выборов является ТИК, ей в здании администрации выделили не самые удобные помещения, причем одно из помещений почему-то является помещением главы администрации. Помещения, выделенные ТИК, расположены таким образом, чтобы «нежелательных» (не «своих») наблюдателей можно было бы изолировать от главных событий, которые происходят в ТИК.
Третье. Руководитель ТИК одновременно является руководителем администрации (хотя фарисейски временно не исполняет эти обязанности). Некоторые члены ТИК работают в администрации, а некоторые председатели УИК тоже тесно связаны с администрацией. А у Ивана на основании его опыта наблюдения за выборами могло сложиться впечатление, что администрация является реальным, хотя и не объявленным участником выборов. Ему даже может казаться, что до тех пор, пока комиссии будут формироваться таким образом, ни о каких настоящих выборах в Ленинградской области, а может, даже и в России не будет.
Четвертое. Почему-то для того, чтобы познакомиться с документами, «непосредственно связанными с выборами», на что он имеет законное право (подпункт г) пункта 23 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"), Ивану требуется провести многочасовые дискуссии, причем часть документов так и не удается получить под сомнительным предлогом (Иван объясняет сомнительность этого предлога), что это противоречит Закону о персональных данных.
Пятое. Иван почувствовал, что отношение к нему в комиссии не просто настороженное, а даже враждебное, что, возможно, связано с тем, что комиссии есть что скрывать, хотя, конечно, это может быть проявлением традиционной ксенофобии. «Вы — гости залётные, мало ли что вы сделаете с персональными данными, и вообще, вы же, наверное, выполняете чей-то заказ. И это подозрение сквозило из всех ответов» - пишет Иван.  Это восприятие возникло не на пустом месте. Это – следствие воспитания, которое избирательные комиссии получили как от нашей общероссийской пропаганды, так и от вышестоящих организаторов выборов (вспомним, высказывания предыдущего заместителя Председателя ЦИК РФ Л.Г.Ивлева о «Голосе», «Сонаре», «Гражданине наблюдателе»).
После этих наблюдений у Ивана закрадывается сомнение, соблюдается ли принцип открытости и гласности деятельности избирательных комиссий (пункт 5 статьи 3 упомянутого Закона). И он пишет: «Работу не организовывают так, чтобы помогать наблюдающим членам комиссии знакомиться с документами. Наблюдатели и их желание гласности воспринимаются как нападение, а от нападения надо защищаться, а не помогать им». Причем этот вывод Иван делает как человек, непосредственно испытавший такое отношение на себе, а не как человек, получающий зарплату в избирательной комиссии (например, в качестве пресс-секретаря или председателя).
Только не надо мне возражать, что так не везде. Я знаю, что бывает по-другому. Но редко. И, вот, Ивану в первый же раз не повезло. Он написал. А Леноблизбирком обиделся.
У Ивана есть еще несколько тонких наблюдений, которые подсознательно задели Леноблизбирком, что усугубило желание организаторов выборов назвать наблюдения Ивана «неконструктивными».
После того, как Иван в сердцах назвал первым делом ТИК в период голосования «отпинывание наблюдателей», вторым делом он назвал «обеды». Да, это прекрасная характеристика наших избиркомов. Со времен советской власти у нас отлично отработан механизм управления коллегиальными органами: руководители должны быть идейными, а члены не должны интересоваться тем, чем занимается орган. (Исследователям выборов стоит обратить внимание на темы бесед рядовых членов избиркомов вне рамок заседаний). Поэтому обеды, поздравления и другие поощрения должны быть достаточным стимулом для рядовых членов комиссий. Одной из важнейших задач вышестоящих комиссий является обеспечение «обедами» нижестоящих комиссий.
Еще одно наблюдение Ивана – наблюдение за прокуратурой. У Ивана вполне могло зародиться подозрение, что прокуратура и ТИК принадлежат к одной неформальной вертикальной политической партии.
Замечательное наблюдение – об имитации деятельности в форме работ, не входящих в полномочия избирательных комиссий. Сбор информации, не предусмотренной ни законами (например, информации о явке), ни даже подзаконными актами (например, о голосовании молодежи, присутствии СМИ и т.п.). Ивану вдруг становится ясно, почему и в УИК руководителя комиссий всегда бывает недосуг ознакомить «инородцев» с документами «непосредственно связанными с выборами».
Так что, Иван в своей недипломатично названной заметке обидел Леноблизбирком и Кировский ТИК совсем не названием. Он задел тонкие струны души наших свободных выборов.
Избиратель

Обидчивый Леноблизбирком

Избирательная комиссия Ленинградской области в лице своего пресс-секретаря В.Поляковой высказала свое мнение (http://leningrad-reg.izbirkom.ru/news/iklo/?ELEMENT_ID=11904&fbclid=IwAR2PZsjNQD706yxbkxaDJS_zVTvezAPbJ6uX8MS-NfudnFdOYLrxvgJV5HU) о мнении гражданина И.Шукшина о работе территориальной комиссии Кировского муниципального района Ленинградской области.

С одной стороны – хорошо, что избирательная комиссия субъекта Федерации читает сайт «Голоса»: это расширяет кругозор, с другой стороны, реакция областного избиркома свидетельствует о том, что это чтение пока не пошло на пользу. Заявление областной комиссии, как это часто бывает, бездоказательно.

Собственно, речь идет о разном восприятии окружающей действительности. Есть восприятие со стороны государственного служащего, который получает зарплату от работодателя, чью честь мундира он призван защищать, а есть восприятие гражданина, который почитал законы и по доброй воле впервые пошел посмотреть, как они исполняются на практике.

Гражданин вдруг обнаружил, что в государственном органе - территориальной избирательной комиссии, обязанной по закону «реализовать и защищать избирательные права», руководствуясь принципом «открытости и гласности деятельности комиссий», в частности, законодательно установленными правами члена комиссии, все сделано не так, как он себе представлял. Он обнаружил, что комиссия не только находится в здании администрации, но и что в руководстве комиссии – люди, работающие в администрации (которая, как он справедливо подозревает, очень заинтересована в результате выборов), и что его вообще не во все помещения пускают, и что познакомиться с документами не так легко, как это написано в законе. Он обнаружил, что руководители комиссии не встречают его с распростертыми объятиями, что прокуратура и полиция «подмахивают» администрации, что в качестве ответов ему навешивают традиционную лапшу про персональные данные.

И это его удивило. И гражданин И.Шукшин бесплатно об этом написал.

А госслужащая В.Полякова в рамках своих профессиональных обязанностей написала, что «Леноблизбирком не увидел в данной публикации ни одного конструктивного и обоснованного замечания по существу». Ровно потому, что Ленизбирком ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не считает, что требования об открытости и гласности и правах члена комиссии – это требования по существу.

Потому что отбор руководителей избирательных комиссий в нашей стране производится главным образом по критерию, чтобы они умели говорить об этих требованиях, но не считали эти требования обязательными. И избирательные комиссии в лице своих руководителей и не без помощи тех, кто их реально назначал, могу совершенно искренне обижаться на удивляющихся граждан.

Это я вам как человек, побывавший в сотне ТИК говорю.