Избиратель

ЦИК рекомендует, но не настаивает…

(расширенный комментарий к вопросу о фото-и видеосъемке на избирательных участках)

Необходимым условием неправового государства является такое законодательство, которое можно трактовать в зависимости от настроения власти, легко улавливаемого «независимым» судом. Такое законодательство содержит много неопределенностей и отсылок к субъективным оценкам. Хорошим примером может служить советское законодательство, содержавшее сначала ссылки на «революционную целесообразность», а позже – на «социалистическую законность».
Юриспруденция России в перестроечный период попыталась уйти от правовых неопределенностей. В законах появились терминологические разделы, формулировки стали строже и определённей. В 1997 году наше избирательное законодательство приблизилось к мировым стандартам; более того избирательные законы России конца 90-х годов местами стало даже более чётким по сравнению с законами западноевропейских стран.
Надо понимать, что ни закон, ни законодательство в целом никогда не будут совершенными. Законодательство приходится уточнять, внося изменения в законы, а также принимая уточняющие подзаконные акты.
Избирательное законодательство 1997 года прошло два этапа изменений – этап 1999-2002 годов и продолжающийся этап 2005-2021 годов. На первом этапе законодатели и избирательное ведомство (ЦИК РФ) вносили в закон улучшающие поправки, зато во время второго этапа российское избирательное законодательство было изуродовано до такой степени, что теперь оно не удовлетворяет ни Конституции, ни международным избирательным стандартам. Причина последних изменений проста: закон подстраивался под растущее желание действующей власти самосохраняться, имитируя процедуры всеобщих выборов.
Процесс внесения изменений в российское избирательное законодательство идет полным ходом. С момента принятия в 2002 году Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" было принято более сотни законов, вносивших изменения в него. Подавляющая часть изменений инициирована либо администрацией (Президентом или Правительством), либо (формально) «всеми фракциями», либо сенатором Клишасом (см., например, https://abuzin.livejournal.com/185079.html).
Законопроекты от «оппозиции» массово отвергаются в первом чтении или изменяются поправками до неузнаваемости. Некоторые из этих законопроектов действительно могли бы уточнить избирательный процесс и помогли бы избежать многих избирательных споров. Вопрос о том, почему же эти законопроекты отвергаются имеют тот же ответ: неопределенность способствует волюнтаристским решениям.

Здесь мы подходим к замечательному примеру, который стимулировал написание этой заметки. Кассационная судебная инстанция (то есть практически последняя) определила, что член избирательной комиссии не имеет права вести фото-и видеосъемку на избирательном участке. (Кассационное определение Судебной коллегии по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 09 марта 2021 года по делу №88а-3259/2021).
Вопрос о возможности проведения фото-и видеосъемки в помещении для голосования всегда был камнем преткновения на наших выборах. Многих наблюдателей и членов комиссий выставляли за дверь комиссии из-за того, что те осмеливались вести фото-и видеосъемку. В 2016 году законодатель, наконец, ввел в закон поправку, которой в явном виде разрешил наблюдателям проводить такую съемку. В этом разрешении он упомянул именно наблюдателей, но ничего не сказал о других лицах, которые могут присутствовать в помещении для голосования – избирателях, членах комиссий, кандидатах, доверенных и уполномоченных лицах. Отсутствие прямого разрешения создает для наших правоприменителей, в частности для судов, возможности для произвольных решений.
Подчеркнем, что именно для НАШИХ правоприменителей, не желающих по определенным причинам рассматривать законодательство в его совокупности. Действительно, высший закон государства (ч.4 ст.29) устанавливает, что «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом». Отсутствие запрета на фото-и видеосъемку на избирательном участке (за исключением случаев, специально оговоренных в Гражданском кодексе) и говорит о законности фото-и видеосъемки в публичном месте.
В этой ситуации упомянутый суд, руководствуясь - с моей точки зрения - не правовыми, а политическими соображениями, прибёг к сомнительной казуистике: «если нет прямого разрешения, значит запрещено». Такая казуистика может приводить к абсурдным выводам: членам комиссии, например, напрямую не разрешено находиться в помещении для голосования.
Можно, конечно, в данном случае говорить о недоопределенности закона. Но и это не совсем так. Дело в том, что ведомство, руководящее выборами – ЦИК РФ - во времена не очень длительной оттепели и под напором экспертов успело записать в своем документе под названием «Рабочий блокнот участковой комиссии» жирным шрифтом следующее: «Член УИК с правом совещательного голоса может осуществлять фото- и (или) видеосъемку, предварительно уведомив об этом председателя, заместителя председателя или секретаря УИК». Документ этот был представлен и судебным инстанциям.
В своем запретительском рвении суды пишут, что «с учетом части 1 статьи 244 КАС РФ разъяснения, данные ЦИК РФ, не являются нормативным правовым актом». При чем здесь статья 244 КАС остается загадкой. Но, ведь, что-то надо было написать! Пишут суды и о том, что Рабочий блокнот не является нормативным актом, поскольку является методическим и рекомендательным материалом, опять же ссылаясь на несуществующее утверждение в расчете на то, что ссылку никто не будет осмысливать.
Интересно было бы узнать, что думает ЦИК РФ по поводу эффективности своих «рекомендаций»?

Приведенный пример казуистического толкования закона и игнорирования подзаконных актов хорошо иллюстрирует и нынешнее избирательное законодательство и то, как его можно использовать. Нет сомнений, что процитированное решение суда некоторые участковые комиссии под руководством административных кураторов будут использовать с удовольствием. А нанятые администрацией электоральные юристы с удовольствием будут приводить это решение несмотря на «беспрецедентность» нашего права.
Избиратель

О новом составе ЦИК РФ

ЦИК РФ в современном виде, как известно, был образован в 1993 году. Много воды утекло с тех пор, и мы помним наши выборы в разных позициях – от позиции «вставания с колен» до позиции «навзничь под администрацией». Я даже не скажу, что сейчас ситуация с российскими выборами хуже, чем всегда: 2007-2011-й годы были периодом тотальных фальсификаций на всех уровнях выборов. С 2012 года фальсификации немного поутихли (хотя сейчас возвращаются), а технологии управления выборами стали более изощренными, в частности, было сильно искорежено избирательное законодательство.

Тем не менее, можно утверждать, что в настоящее время институт выборов находится в наихудшем состоянии с начала 90-х годов. Нынешние российские выборы приобрели системные недостатки, связанные не только с прямыми фальсификациями, но с самой сутью государственного и политического устройства нашей страны: с отсутствием разделения властей и естественной партийной системы. Изъяны наших выборов лежат и в области законодательства, и в области организации, и в процедурах регистрации кандидатов, и на стадии агитационной кампании. Сейчас это – безнадежно больной институт, нежизнеспособный уродец, совсем не тот, который описан нашей Конституцией и международными избирательными стандартами.

Историю о том, как это произошло, я описал в своей книге «Российские выборы: изнутри, снаружи, сбоку». Там много написано и об истории ЦИК РФ, которая, увы, не играет первой скрипки на наших выборах, но может играть скрипку вторую.

Традицией, установленной Администрацией Президента, является два срока председателей ЦИК. Два срока Вешнякова, два срока Чурова, два срока положено и Памфиловой. Когда в 2011 сформировали «чуровский ЦИК второй свежести», я написал, что «наши выборы будут проходить так же, как они проходили все последнее время. А может быть и хуже». И оказался почти прав. Федеральные выборы 2011 года прошли с огромными фальсификациями, сказавшимися на составе Думы. «Почти» потому, что после волны уличного возмущения администрациям (главным организаторам выборов) было дано указание умерить пыл при голосовании и подсчете голосов.

В 2016 году состав ЦИК РФ поменялся кардинально. Проблеск надежды, умирающей, как известно, последней, не позволил мне высказаться о новом составе ЦИК РФ столь радикально. Тем не менее, тогда я написал: «Вытащить из этой пропасти выборы ЦИКу, назначенному, в общем-то, действующей властью, не под силу. А Элле Александровне, скорее посочувствовать можно: думаю, это лебединая песня ее демократическому имиджу»( https://www.facebook.com/andrei.buzin/posts/1276487999047075).

Элла Александровна спела свою лебединую песню. Кстати, долгое неназначение президентской части ЦИКа – мягкое чиновничье наказание Памфиловой за начало песни. Начиналась она на красивой ноте, а закончилась надрывно. Дальше будет уже не песня, а драматический спектакль.
И новый состав ЦИК совсем не вызывает тех надежд, которые родились пять лет назад. Впрочем, пусть читатель не расстраивается: от этого состава теперь будет зависеть еще меньше, чем от старого.
Избиратель

(no subject)

Я не член партии «Яблоко» с 2009 года. До этого из партии было изгнано много достойных людей, в частности при мне (хотя я на Совете московского отделения голосовал против), - Навальный и Яшин. Меня всегда поражала агрессивность «Яблока» по отношению к ярким личностям, и огромную роль в гонении на них сыграл лично Григорий Алексеевич.

Все это происходит в удивительных обстоятельствах, когда «Яблоко» имеет реальную конструктивную и самую близкую ко мне политическую и экономическую позиции, когда некоторые его представители ведут героическую борьбу против власти, все больше становящейся антинародной. И одновременно «Яблоко», подобно большевикам, постоянно наносит удары по ближайшим политическим родственникам. Эти удары внесли огромный вклад в современную политическую конструкцию, и роль «Яблока» в истории России будет оценена совсем неоднозначно.

К настоящему времени, возможно именно благодаря такой тактике «Яблока», оно остается единственной либеральной и демократической политической партией. А законодательство у нас устроено таким образом, что в политику фактически допускаются только политические партии. И хотя «Яблоко» держат на коротком поводке, его, в отличие от многих несистемных политиков, жестко и незаконно вытесняемых из правового поля, допускают до легальной политической жизни. Может, именно это обстоятельство побуждает единоличного лидера партии отказывать в публичной поддержке наиболее яркому представителю оппозиции?
Разногласия Явлинского и Навального мне понятны. Они разные по методам ведения политической борьбы. Навальный, в отличие от Явлинского, не брезгует методами российской пропаганды. Главным агитационным лозунгом Навального является не интеллигентское «власть некомпетентна», а самое доходчивое для русского сердца – «Власть – ворьё!».

Но декларируемое желание «Яблока» изменить эту власть, заведомо неисполнимо в сложившейся ситуации без массового народного движения. Тот факт, что Явлинский это знает, но продолжает отказываться от массовости, наводит на нехорошие подозрения. Для достижения цели, если она не является пустой декларацией, надо солидаризоваться, а тактические действия «Яблока» направлены в другую сторону.

Партия «Яблоко» не безнадежна. Я с восторгом прочитал ответ Явлинскому, который написал руководитель псковского отделения Лев Шлоссберг (https://shlosberg.ru/?moya_partiya=18). В нынешней ситуации солидарность с Навальным даст партии намного больше дивидендов, чем ей предоставит действующая власть в качестве поощрения за «нейтралитет». И я тоже надеюсь, что Явлинский вместо сигналов наверх, публично поддержит то, что может реально поменять засидевшихся правителей. Которые, кстати, войдя во вкус, запросто раздавят партию «Яблоко» со всеми ее немногочисленными сторонниками.
Избиратель

Почему 50-тилетние ходят на митинги?

Пост Дениса о «людях за 45-50 годиков», конечно, задел очень многих (группа, где опубликован пост, закрытая, поэтому сослаться не могу) . Уверен, что это произошло из-за пересечения двух причин: каждый человек, более-менее интересующийся тем, что происходит вне пределов его семьи (а политтехнологам от этого никуда не деться), с одной стороны, чувствует, что «что-то не так в королевстве», а с другой стороны испытывает подсознательную необходимость объяснить себе, почему он сидит спокойно, когда некоторые на это активно реагируют.
Но реакция, впрочем, также, как и сам пост, с моей точки зрения, – не о том, ЧТО происходит в государстве, а о том, что происходит в нас. Я знаю, что Денис очень обидчив, но рискну сказать, что его пост не столько о других, сколько о себе. И мой этот пост тоже будет частично о себе, тем более, что мне уже далеко за 50 годиков, а Денис, если не кокетничает, говорит, что он «не понимает» и ему «просто, хочется понять мотив - зачем?». Попробую ответить, но уж Денис, прости в восьмой раз, и тебя тоже поанализирую (потому что мы живем в одной стране и в связи с этим судьбы наши в определенной степени связаны).
Ответ на утверждение Дениса «не понимаю, что выталкивает людей за 45-50 годиков на митинги» кроется в его же утверждениях, представленных в его посте. Увы, придется цитировать.
«Но вот сейчас то, сейчас то, тем, кто пожил уже...Ну неужели не понятно, что и как будет дальше, неужели не было этих 30-35 лет, или они их проспали?...Им, что, надо рассказывать заново, как очень быстро Ланселот убив Дракона станет новым, ещё более лютым?»
Тут два разных тезиса, они смешаны в лучших традициях риторики (или, извините, пропаганды), и это смешение представляет не только главный аргумент Дениса, но и ложный посыл, на котором основано его мировоззрение. Тезис первый: мы не заметили («проспали») 30-35 лет…PR-тональность этого утверждения говорит нам о том, что мы ничего не поняли. А понял ли Денис, что 90-е годы дали ему возможность читать любые книги, ездить за границу, покупать мясо без очереди? Понял ли он за эти 30 лет, что в 90-е-10-е он руководил своей судьбой немного больше, чем мог это делать ранее (впрочем, я не знаю возраста Дениса, может, вопрос в воздух?).
Если понял, то его первый тезис неверен, если не понял, то надо как-то обосновывать, а не просто так…
И тут же идет второй тезис: «не трогайте ничего, потому что Ланселот будет еще хуже Дракона». Замечу, что это он не у Шварца почерпнул, и не из истории; это его убеждение. И, кстати, основанное на чем? На Брежневе? Хрущеве? Горбачеве? Ельцине? А, может быть, на Путине? Этот Ланселот из КГБ действительно оказался хуже предыдущего. Но это не в силу тезиса Ястребова, а потому, что слишком засиделся.
Да, засидевшиеся Ланселоты действительно начинают драконить. История подтверждает это, а не то, что утверждает Денис. А знаете, что помогает (именно помогает) Драконам засидеться? Помогает им КОНФОРМИЗМ масс. Конформизм – это короткое слово, наилучшим образом характеризующая концепцию, выраженную в посте Дениса.
Не буду приводить длинные цитаты. Почитайте еще раз второй и третий абзацы в посте Дениса. Там написано про «падение доходов в разы, если не в десятки раз» и про то, как власть захватили «хитропродуманные спортивные пацаны». Это, вероятно, про 90-е. И, как-то неявно, Денис подразумевает, что в 2000-е все более-менее устаканилось (вероятно, доходы выросли в разы и пацаны посерьезнели). Ну, да, Дракон, но зато старый, свой, а новый будет хуже... И ПОЭТОМУ лучше ничего не трогать, а то будет так, как в 90-е по Денису. Вот это и есть конформизм: давайте не трогать власть, какой-бы она ни была. Не, поругать можно, пока позволяют, но, чтобы агитировать за новую власть – увольте. Ну, и жить так проще; правда, Денис?
Денис, то, что ты описал о 90-х – это твоя защитная модель. Моя защитная модель, которая, вопреки страху, позволяет мне ходить на митинги НЕСМОТРЯ НА ТО, ЧТО Я ОЧЕНЬ НЕ ЛЮБЛЮ ТОЛПУ, и которая отвечает на твой вопрос такая:
90-е годы были в нашей стране периодом грандиозной общественной трансформации, которая обеспечила взрывное освобождение экономической и социальной активности граждан (со всеми негативными последствиями взрыва). Это освобождение и высокие цены на нефть обеспечило экономическое процветание страны в 10-е годы. И одновременно за это время в стране сформировалась новая доминирующая политическая сила – новая бюрократия. У этой силы есть серьезные отличия от КПСС: она больше опирается на индивидуальное распределение богатства. Её «общак» распределен по отдельным карманам. Становление этой силы произошло во многом благодаря сохранению во время перестройки, а затем укреплению нашей «тайной полиции» ФСБ (кстати, у Пелевина есть прекрасный художественный образ в «Священной книге оборотня»).
И теперь мы пришли к ситуации, когда действующая в самой богатой по природным ресурсам стране мира власть стала огромным тормозом для развития страны. Более того, она стала опасной для граждан, потому что ведет к гражданскому противостоянию, к отторжению от мирового сообщества и может привести к катаклизму, подобному революции.
А митинги, это то, чего власть боится больше всего. Даже больше грамотных юристов, не говоря уже о грамотных политтехнологах.
Она вообще боится именно своих методов. Она не боится интеллигентного Явлинского с его умной критикой. Она боится Навального с его похожей на госпропаганду методами и с его простым, но супердоходчивым для русского человека лозунгом «Они – воры!».
Я, Денис, могу сидеть дома и писать умные и даже научные статьи. И состоять в ученых чатах конституционоведов. Могу завести группу в ФБ или Одноклассниках, а сайт у меня есть. И будет мне тихое счастье. А если начну там писать то, что надо, то, может даже, и гонорар. Но я делаю то, что считаю более эффективным для своей страны.
Вот у тебя, Денис, в начале твоего поста идет упоминание о твоей активности в 80-е. Ты там активничал не один. Я в конце 80-х был не просто участником, а организатором митингов. А в 90-х перестал на них ходить, потому что не люблю толпу. А теперь опять буду ходить, хотя и не люблю толпу. И буду думать о таких как ты то, что я борюсь в том числе и за ваше будущее. По-моему, ты тоже не считаешь, что по крайней мере 10-е годы были лучше, чем 70-е. А в этом есть частичная заслуга тех, кто ходил на митинги в конце 80-х. И тогда было много тех, кто удивлялся митингующим 40-калетним.
И еще немного о Ланцелоте. Он уж точно не страшнее Левиафана. Потому что Левиафан оснащен огромным количеством силовиков и другой обслуги, которые могут стереть тебя в порошок. А Ланцелот пока не может. Как бы он тебе не нравился (кстати, во многом благодаря пропаганде). Я с ним достаточно хорошо знаком лично. Он совсем не ангел (иначе не был бы политиком). Но для страны сейчас был бы намного полезней, чем действующая власть.
Я ответил на твой вопрос?
«Если админ.дежурный сочтёт, что этот текст - агитка, удалите его , плиз.»(с)
Избиратель

О формировании территориальных избиркомов в Москве. Дежавю.

В Москве сформированы новые территориальные комиссии (ТИКи). Я думаю, что гражданское общество недооценивает значение этого события. Между тем, оно сыграет немалую роль в движении нашей страны к тоталитаризму, которое наша власть затеяла в этом году.
В далеком 1996 году московская власть, очухавшись от перестройки, и вновь построившись в номенклатурные ряды, запустила процесс деградации института выборов в Москве. Дело Лужкова и Петрова (Анатолий Валентинович Петров – первый председатель Московской городской комиссии и по совместительству – идеолог Мэрии) в 21-м веке было продолжено Путиным и Сурковым в масштабах всей страны.

Российские выборы умирали долго и одним из способов их умерщвления было подчинение избирательных комиссий исполнительной власти. В Москве этот процесс начался именно в 1996-м – перед выборами Президента и Мэра Москвы. Тогда впервые были сформированы ТИКи, подконтрольные префектурам и управам. С тех пор жесткий контроль со стороны исполнительной власти за формированием всех московских избирательных комиссий – от участковых до городской - стал традицией.

С этого времени формирование комиссий определенного уровня курируется определенным уровнем администрации. Участковые – номенклатура управ, территориальные и окружные – префектур, городская – номенклатура Мэрии Москвы. Легко догадаться и о том, чьей номенклатурой является ЦИК РФ. Хотя формально комиссии, конечно, формируются другими органами.

Методы формирования коллегиальных органов в нашей стране имеют советские истоки. Главный принцип заключается в том. чтобы во главе органа стоял «идеологически правильный человек», а остальные члены органа были равнодушны или некомпетентны в вопросах, по которым этот орган принимает решения. В настоящее время, в отличие от советского, допускаются небольшие вариации. Например, во главе может стоять просто управляемый или недалекий человек, к которому приставлен реальный «идеологически правильный» лидер. Члены органа могут быть компетентны, но сильно «прикормлены» администрацией; допускается также пара активных членов.

Эти принципы формирования строго соблюдаются теми, кто реально формирует комиссии. В 90-е годы, до построения в России «семипартийной суверенной демократии» имени Суркова, политические гражданские активисты, в основном, состояли в партиях. А партии в те годы никаких квот в комиссиях не имели. Поэтому префектуры резко ограничивали партийное представительство в комиссиях, предпочитая назначать туда «представителей трудовых коллективов и общественных объединений». При формировании ТИК в 1997 году 76,7% членов ТИК составили члены, выдвинутые собраниями избирателей по месту работы или жительства, 17,8% - выдвинутые неполитическими общественными объединениями и лишь 5,4% - политическими общественными объединениями.

Отказ назначать партийцев объяснялся тем, что «комиссии должны быть «политически нейтральны». Этот мощный аргумент прикрывал тот факт, что комиссии становились политически ангажированными и подконтрольными главному, хотя и неформальному, участнику выборов – администрации.
Формирование московских ТИК в 2002 году (которое, кстати происходило на моих глазах, поскольку я в то время был членом Московской городской избирательной комиссии - МГИК) происходило под жестким управлением московской исполнительной власти (см. мою книгу «Российские выборы: изнутри, снаружи, сбоку», раздел 4.3.2). Тогда в полной мере проявились те черты, о которых сейчас хорошо написали «Открытые медиа» (https://openmedia.io/news/n3/iz-tikov-moskvy-isklyuchili-nezavisimyx-aktivistov-zato-v-nix-budet-rabotat-uprazdnennaya-partiya-romana-putina/): из составов ТИК были максимально вычищены независимые члены, и ТИКи были сформированы фактически из предложений близких к префектурам и управам «общественных объединений» и «оппозиционных» партий. Занятно было видеть, что поступавшие для назначения документы от разных «общественных» объединений были написаны «под копирку». А в участковых комиссиях, составленных из сотрудников одной и той же организации, оказывалось «каждой твари по паре» - по одному выдвиженцу от каждой парламентской партии.

ТИКи, сформированные в 2004 году, сыграли решающую роль в полном разгроме местного самоуправления в Москве. На выборах местного самоуправления в Москве в 2008 году ситуация повторилась.

К середине нулевых подчинение избирательных комиссий исполнительной власти завершилось на всей территории России. ТИКи, фактически ответственные за муниципальные выборы (про избирательные комиссии муниципальных образований – отдельный вопрос), сыграли роль в умерщвлении местного самоуправления по всей стране. Пресловутый «муниципальный фильтр», о котором так много говорилось в последние годы, является следствием составов местных органов власти, избранных подчиненными администрации ТИКами.

В упомянутом мной выше материале «Открытых медиа» упоминается участие ТИК в федеральных и региональных выборах, но стоит заметить, что влияние ТИК намного больше именно на муниципальных выборах, которые составляют 99% всех выборов в стране.

При формировании московских ТИК в 2010-2015 годах подход был несколько смягчен, что было связано с «оттепельными» экспериментами. То, что произошло сейчас при формировании московских ТИК – это возвращение в начало 2000-х. Дежавю и сигнал о том, что будущие московские выборы будут жестче предыдущих, а точнее говоря, – о том, что нас ждут времена окончательного вырождения института выборов, зародившегося в конце 80-х.

Все повторяется. Как бы нам не повторить прошлый век.
Избиратель

Об одном решении по отмене результата выборов

Как известно, у нас право не прецедентное, то бишь, принятые судебные постановления не могут служить обоснованием для принятия новых судебных постановлений. Изредка я жалею об этом. Изредка наши суды принимают правосудные решения по избирательным спорам.
Увы, в большинстве случаев за многословными судебными решениями по избирательным спорам торчат уши политической мотивированности. Тем ценнее случаи, когда суд по каким-тио причинам записывает в своем постановлении не многостраничное цитирование закона, а доводы, основанные на всестороннем изучении материалов дела и на системном использовании положений закона (как любит выражаться наш Конституционный суд – «на системной взаимосвязи положений»).
Помню свое восхищение судьей Полуяновым из Барнаула, который в 2008 году в своем решении написал: ««Суд находит, что при организации и проведении выборов главы муниципального образования г.Барнаул были нарушены основополагающие принципы избирательного права» (см. мою книгу «Российские выборы: изнутри, снаружи, сбоку», стр. 310). После этого Полуянов с чистой совестью ушел на пенсию.
И вот через 12 лет я дождался еще одного достойного судебного постановления по избирательному делу. Судьи судебной коллегии по административным делам Санкт-Петербургского городского суда Е.В.Ильичева, Ю.В.Иванова и Л.В. Шеломанова приняли решение не только поддержать решение судьи Московского районного суда Санкт-Петербурга Е.В.Смирновой об отмене итогов голосования на избирательном участке №1280, но и о пересмотре результата выборов в соответствующем избирательном округе. Речь идет о муниципальных выборах, состоявшихся 8 сентября 2019 года.
А теперь внимание! Основанием отмены итогов голосования было то, что подсчет голосов производился без присутствия наблюдателей и членов комиссии с совещательным голосом и не в том помещении, где были установлены видеокамеры! А еще в постановлении суда записано, что через год действительно невозможно установить реальные итоги голосования, поскольку нет уверенности, что бюллетени были в этот год неприкосновенны!
Вы когда-нибудь такое решение суда видели? Я, вот, видел много других: и таких, когда суд вообще отказывал в просмотре видеозаписей, и таких, когда суд относился к просмотренной видеозаписи «критически», и когда суд считал подобные нарушения – мелочи, недостойные внимания, поскольку они «не повлияли на выявление действительной воли избирателей».
Интересно, что само апелляционное определение составлено нетрадиционно: с максимум описания обстоятельств и минимумом цитат из закона. Неужели у нас еще есть такие судьи? (Будем надеяться, что текст писали они, а не истцы).
…Маленькие радости в неправовом государстве.
Избиратель

Власть улетает на Сириус?

Я уже когда-то говорил, что внесенная в Конституцию поправка о возможности образования федеральных территорий – это удар по принципу федерализма, закрепленного в той же Конституции. Тогда я представлял себе выделение где-нибудь на необъятных просторах Якутии анклава со стратегическим оружием и бункером для лидера страны. Но начало создания федеральных территорий проявило другие приоритеты в головах кремлевского кооператива.

Первая федеральная территория будет создана не для войны, а для отдыха: на прекрасных склонах кавказских гор, спускающихся к пляжам Черного моря. Не думаю, что гражданам, отделенным от государства, там позволят отдыхать, но квазиавторам законопроекта – сенатору Клишасу и депутату Крашенинникову пару раз разрешат туда съездить.

Законопроект прекрасен, я читал его с наслаждением: он о том, что власть, которой мешают не только граждане, но даже и свои же губернаторы, отрезает себе жирный кусок земли, которым она сможет распоряжаться как хочет. Фактически там будут действовать свои законы. Внутри зоны можно будет подарить земельный надел и кусочек моря какому-нибудь особо отличившемуся холую или спрятать очередного сбежавшего от своего народа «лидера». В законопроекте, правда, ничего не написано про то, что зона будет охраняться с земли, воды и воздуха, но намек есть: «Органы публичной власти федеральной территории "Сириус" осуществляют отдельные полномочия Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации…, переданные для осуществления органам публичной власти федеральной территории "Сириус" в соответствии с постановлениями Правительства Российской Федерации по согласованию с Администрацией Президента Российской Федерации».

Можно приводить много прекрасных цитат из законопроекта – о том, что Сириус фактически может забрать себе любую государственную и муниципальную собственность, о том, что он может прирезать себе территории, о том, что там будут «специальные условия осуществление медицинской и фармацевтической деятельности», о том, что руководители Сириуса могут замещать государственные должности Российской Федерации (хоть Президента, хоть сенатора), участвовать в управлении коммерческими и некоммерческими организациями (например, содержать фабрики троллей), в том числе на платной основе, заниматься предпринимательской и другой оплачиваемой деятельностью (примеры может привести читатель).

Между прочим, закон о Сириусе (принятый для реализации поправок к Конституции) предполагает изменение еще 46-ти федеральных законов. Зато, как пишут Клишас с Крашенинниковым, его принятие «не потребует дополнительных расходов за счет средств федерального бюджета».

Кто бы сомневался, что наши доблестные депутаты и сенаторы примут его совершенно бесплатно. 
Избиратель

Эффективные политтехнологи или Как побеждать на выборах, используя правоохранительный орган

В Казань я ездил для того, чтобы поддержать «голосовцев» - нашего координатора по Республике Татарстан Мишу Тихонова и Азата Габдульвалеева. Оба получили прививку от нашего государства в виде повторных утренних обысков, изъятия электронной техники, и блокировки счетов. Иммунитет к государственному произволу, несомненно повысился, но нервов у них и их семей эти прививки отняли много.
И Миша и Азат много сделали для защиты избирательных прав граждан, прав, которые закреплены в Конституции, и которые должны обеспечиваться и защищаться государством. Но оно этого не делает. Точнее говоря, государство, превратилось в защитника самого себя, а выборы имитирует для видимости демократии. И сопротивляется, если граждане, поняв это, начинают самостоятельно защищать свои конституционные права.

Я не буду здесь говорить о том, как государство, собрав у себя основные экономические ресурсы и используя все свои органы – законодательную и судебную ветви власти, силовиков, являющихся частью власти исполнительной, и прокуратуру, непосредственно подчиняющуюся Президенту, в также обильно подкармливаемые СМИ, активно участвует в выборах в качестве политического игрока. Наше государство вопреки Конституции ограничило пассивное избирательное право (право быть избранным) - как прямыми ограничениями, так и косвенными – всякими драконовскими подписными фильтрами. Наше государство обустроило удобную для себя и подконтрольную систему избирательных комиссий. Наше государство огородило себя от нежелательных кандидатов идиотскими ограничениями в агитации, сервильными судами и правооохранителями.
На выборах оно действует как огромный избирательный штаб с неограниченными ресурсами и вездесущими подразделениями в форме местных администраций. При этом оно не стесняется привлекать и коммерческих политтехнологов, иногда даже включая их в штат администраций.
Административные избирательные технологии по своим ресурсам не идут ни в какое сравнение с технологиями, описанными в классических книгах по избирательным технологиям. Но здесь я коснусь только одной, наиболее близкой мне темы – борьбы государства с общественными наблюдателями на выборах.

Методы этой борьбы до недавнего времени ограничивались вполне «травоядными» созданием псевдообщественных организаций наблюдателей и имитацией общественного наблюдения. Массовые удаления наблюдателей с избирательных участков на некоторое время утихли после «второго пришествия» Путина и введения законодательной нормы о том, что удаление возможно только по суду. Так же, как раньше организаторы выборов не замечали этих удалений, теперь организаторы перестали замечать избиение наблюдателей «неустановленными лицами» и «доставление наблюдателей» в отделения полиции. Удаление по суду было компенсировано введением административной ответственности за «вмешательство в осуществление полномочий избирательной комиссией».

2020-й год оказался переломным в области избирательных прав. Действующая власть решила окончательно закрепить своё существование, продлила возможность имитировать свое избрание, подстроила под себя государственную систему и успешно вывела страну из правового поля.
Это почувствовалось сразу, еще до конца года. Политические судебные процессы, начавшиеся в 2019 году, продолжились массированным давлением на политических оппонентов. Главными она назначила Фонд борьбы с коррупцией, «штабы  Навального» и «Открытую Россию». Этим досталось больше всех. Любая связь с этими организациями по представлениям государства должна быть наказана. Ну, да: они же политические противники, в некоторых случаях даже выдвигают своих кандидатов, но чаще, просто - посягают на написанный администрацией сценарий.
У упомянутых «врагов государства» нашлись пособники в лице «неполитических» активистов: то экологи вылезут, то честные журналисты, то автомобилисты, то просто граждане, не любящие слишком засидевшуюся власть. А недемократическая власть хорошо понимает, что всякое сомнение - тем более активное - опасно. И в конце концов порождает реальных политических противников. С другой стороны, не сажать же сразу за то, за что вообще наказание никак не предусмотрено. 

Удобной избирательной технологией оказалась технология «От двери к двери». Несколько модифицированная в административном ключе. Заключается она в следующем.
К избирателю лучше всего приходить в 6 часов утра в составе 7-12 человек с двумя автоматчиками. В это время дома обычно не только избиратель, но и его семья. Даже если самого избирателя дома нет, можно надеяться, что семья получит достаточно внятную агитацию. В случае отказа открыть дверь – вскрывать ее методами МЧС.
Агитаторам важно вести себя уверено, всячески показывая, кто в доме хозяин. Вещи избирателя и членов семьи лучше всего небрежно раскидывать, как в кино. Нельзя также упускать из виду детские вещи, поскольку дети – будущие избиратели.
Любое возражение нужно трактовать как неповиновение законным требованиям полиции, которое влечет за собой известный политтехнологический прием «мордой в пол» и доставление в избирательный штаб.
Но самое главное – лишить избирателя возможности дальше сомневаться в правильном выборе. С этой целью надо обязательно изъять все электронные носители, причем неважно что на них записано. Всякие отговорки типа того, что это лишь детская игрушка, следует пресекать. Телефоны изымаются все, стационарные – по обстоятельствам. Избирателю следует дать понять, что до окончания следственных действий он ничего обратно не получит.

Примерно таким образом по рассказам Миши и Азата у них проводились обыски год назад и 9 сентября этого года. Обыски проводились – внимание! – по постановлению судьи Басманного районного суда города Москвы Дударь Н.Н.  в связи с делом «Юкоса», возбужденным 20 июня 2003 года. В постановлении судьи указано, что «из средств, похищенных Ходорковским М.Б., Невзлиным Л.Б. и другими лицами …финансируются индивидуальные предприниматели и другие лица, в том числе …(указаны Габдульвалеев и Тихонов)».
По утверждениям Миши и Азата, они ни сном, ни духом не слышали про их финансирование Ходорковским. Год назад у них тоже проводили обыски с изъятием. Но тогда им вменяли сотрудничество с ФБК.

Утверждение судьи, о том, что Миша и Азат финансируются Ходорковским (а в прошлом году - Навальным) высосано из пальца неупомянутого сотрудника ФСБ, но его «справка» есть в материалах дела. Этот «старший оперуполномоченный 2 направления 6 отдела Управления «К» 4 службы ФСБ России капитан имярек,  перечисляет в своей «справке» от 28 августа 2020 года 19 гражданских активистов (в том числе, насколько кандидатов в депутаты), у которых «могут находиться документальные материалы, а также иные предметы и документы, подтверждающие преступную деятельность, проводимую бывшими акционерами ОАО «НК»ЮКОС». Акционеры эти находятся в разных регионах России, а капитан сидит в Москве, получает немаленькую зарплату от государства, а в данном случае  – гонорар политтехнолога.
Он или какой-нибудь его коллега из того же учреждения, в своей небескорыстной борьбе за «государственные интересы», написал такую же «справку» на политического конкурента – редактора независимой нижегородской газеты «Koza.Press» Ирину Славину. Другие сотрудники государственного избирательного штаба на основании этой справки провели у нее очередную политтехнологическую акцию, изъяв все средства производства. До этого Ирина несколько раз привлекалась за свою деятельность к административной ответственности. Ирина отреагировала так, как может отреагировать человек, попавший на войне в безвыходную ситуацию.

В этом же Нижнем Новгороде к уголовной ответственности привлечен Иосилевич М.А. на основании того, что «продолжая реализацию умысла на участие в ее («Открытой России») деятельности действуя умышленно в целях посягательства на основы конституционного строя и безопасности государства , находясь в помещении …, принадлежащем ему на праве собственности , организовал путем предоставления указанного помещения и необходимого оборудования мероприятия по обучению наблюдателей …, проводимого в рамках проекта «Объединенные демократы» Общественного сетевого движения «Открытая Россия», а также принял участие в данном мероприятии. …Таким образом Иосилевич М.А. участвовал в деятельности на территории Российской Федерации иностранной неправительственной организации, …в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации».
Иосилевич предоставил свое помещение «Голосу», проводившему обучение наблюдателей. Никакого отношения это обучение к нежелательной  «Открытой России» не имело.
 
Жду, когда меня обвинят в получении пенсии от Ходорковского…Или в пособничестве Чикатило. И изымут компьютер, на котором я печатаю эти антигосударственные слова. Государственным политтехнологам все-равно как врать. Политтехнологи в своей массе вообще очень циничные люди. Политтехнологи с НТВ, например, десять лет несут про «Голос» вранье, но компенсируют его себе хорошими подачками и не заморачиваются нравственностью.

Отмечу еще одну важную деталь. Московскому капитану ФСБ, в общем-то, наплевать на то, как пройдут выборы в Татарстане. Не наплевать местному государственному избирательному штабу – региональной администрации и ее куратору в Администрации Президента. Московский капитан, высасывая свою справку для Басманного суда, понятия не имел, кто такие Габдульвалеев и Тихонов. Тем более, ни в каких документах «Юкоса» они не фигурировали. Угадайте теперь, откуда у него эти фамилии? Да, все из того же избирательного штаба.

У активистов изъяли оргтехнику. У Миши заморозили вклады. Первый раз – год назад. Сейчас – то, что успело накопиться за год. Что следователи там целый год изучают? Да, ничего они не изучают: за год можно было бы изучить все, что надо. Иезуитски выглядит срочное возвращение изъятых «вещественных доказательств и документации» мужу убитой Ирины Славиной. Они перестали быть доказательствами? Или, наоборот, стали доказательствами против преступного режима?
Но ни технику, ни вклады, изъятые год назад у Михаила и Азата, не отдают. Так поступает избирательный штаб, облеченный государственной властью. Боится не только конкурентов, но даже тех, кто может им помочь. На наших выборах одному из участников разрешено все.

Технология «от двери к двери» примененная перед этим единым днем голосования, будет расширяться. В 2020-году страна попала на ту дорожку, которая идет под уклон, и ей будет очень трудно остановиться, катясь вниз.
Избиратель

Мэрия как часть избирательного штаба

«Мэрия Москвы заказала ВЦИОМу опрос о том, кого бы москвичи хотели видеть одномандатниками в Госдуме в 2021 г.»
(https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2020/09/30/841746-sotsiologi-merii).
Вчера мне тоже звонили с этим опросом.

Дорогие организаторы выборов – администрации, прокуратуры и избирательные комиссии! Именно такие действия мэрии и являются самой яркой иллюстрацией того, что ваши выборы фиктивны. Даже прямые фальсификации в дни голосования и при подсчете не столь показательны. С небольшим количеством последних вы вяло, но боретесь. А в этом случае вы даже не понимаете, что такие действия органа власти незаконны искажают суть выборов.
Вам не приходит это в голову, вы к такому привыкли, для вас участие в выборах власти, кормящей вас за счет налогоплательщиков, естественно. Я говорю это уверенно, поскольку многократно видел.

По-моему, это не естественно и даже противозаконно.
Неестественно потому, что власть, которая использует средства для достижения своих целей на выборах искажает волеизъявление избирателей за их же счет в свою пользу. Выборы превращаются в самовоспроизводство власти. А это уже не выборы, описанные в нашей многострадальной Конституции.

Противозаконно потому, что российское законодательство запрещает кому-либо осуществлять мероприятия, требующие финансовых или материальных затрат и направленные достижение определенных целей на выборах, без использования избирательного фонда.

Каждый политтехнолог, если не будет врать, может сказать, что затраты на социологические опросы в избирательной кампании требуют довольно больших затрат. Каждый крупный избирательный штаб специально нанимает социологов и проводит социологические исследования с целью повышения эффективности избирательной кампании. Не замечать того, что государственный орган открыто взял на себя часть работы избирательного штаба (и да, - это не впервой) – лицемерие.
Избиратель

О самоубийстве Ирины Славиной

Чтобы было более понятно, о чем речь. "Голос" и другие реально общественные организации проводили обучение наблюдателей для ЕДГ-2020. (Еще раз повторю, почему нужны наблюдатели на выборах: только потому, что государство не выполняет свои функции по защите конституционно установленных избирательных прав граждан (статьи 3 и 32 Конституции РФ)).

Трусливому государству очень это не нравится. Также, как в Татарстане, оно устроило облаву на лиц, причастных к организации настоящего (а не фиктивного - которое у нас тоже есть) наблюдения. В отличие от Татарстана, где дело ограничилось обысками и изъятием личных вещей, включая телефоны и компьютеры (телевизоры опричники оставили), в Н.Новгороде ретивость государственных холуев проявилась в возбуждении уголовного дела.

Поскольку реальных оснований для такого дела не было, была придумана связь организаторов обучения с "нежелательной" "Открытой Россией". На первом фото концовка Постановления следователя по особо важным делам полковника А.И.Шлыкова. Процитирую, поскольку это похоже на начало фашистской юстиции: «(Иосилевич М.А.)…продолжая реализацию умысла на участие в ее («Открытой России») деятельности действуя умышленно в целях посягательства на основы конституционного строя и безопасности государства , находясь в помещении …, принадлежащем ему на праве собственности , организовал путем предоставления указанного помещения и необходимого оборудования мероприятия по обучению наблюдателей на предстоящих выборах в городскую Думу г.Н.Новгорода, представительные органы органов местного самоуправления Нижегородской области, проводимого в рамках проекта «Объединенные демократы» Общественного сетевого движения «Открытая Россия», а также принял участие в данном мероприятии. …Таким образом Иосилевич М.А. участвовал в деятельности на территории Российской Федерации иностранной неправительственной организации, …в отношении которой принято решение о признании нежелательной на территории Российской Федерации».

Неизвестно, разбирался ли полковник Шлыков, сидящий на шее у  налогоплательщиков, в действительных обстоятельствах дела, поскольку, как пишет Марина Чуфарина в посте, на который я никак не могу сослаться, в Н.Новгороде нет отделений «Открытой России», а само обучение наблюдателей было организовано «Голосом» и организацией «Городские проекты». Да это и  неважно, потому что Полковник Шлыков – это винтик, которого государство, не любящее граждан, за приличную зарплату может ввинтить куда угодно.

Насколько я понимаю, Ирина Славина была ознакомлена со следственным делом и опубликовала (https://www.facebook.com/photo.php?fbid=3537770496286342&set=p.3537770496286342&type=3 ) у себя в ФБ одну из страниц следственного дела (см. второе фото). На этой странице - те «свидетели», которые помогли полковнику сфабриковать дело. Не исключаю, что после этого на Ирину было оказано сильное давление. О ее реакции известно.

Я лично не был знаком с Ириной, хотя она была у меня в ФБ-друзьях. Но уверен, что она настоящий гражданин, внесшая вклад в развитие России. В отличие от шантропы, помогавшей полковнику сляпать дело.
Эта шантропа зря надеется на хороший конец. При этом я ни в коем случае не призываю безоружных граждан насильственно расправляться со стукачами. История показывает, что на том пути, по которому катится страна, стукачей при определенных обстоятельствах придушивают сами полковники, которым они помогали и у которых на них есть полное досье.