?

Log in

No account? Create an account
abuzin's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in abuzin's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Tuesday, July 18th, 2017
6:09 pm
СОВЕТЫ ПОЛИТТЕХНОЛОГА для партии "Единая Россия"
«Партия должна принять все меры, чтобы избежать обвинений в свой адрес в использовании административного ресурса»
Вице-спикер Госдумы Пётр Толстой на съезде кандидатов в муниципальные депутаты Москвы от партии «Единая Россия», 15 июля 2017


А теперь мы дадим несколько конкретных советов, партии которая, впрочем, не совсем партия в классическом смысле слова, а скорее электоральный суррогат реального участника выборов – московской администрации.

Чтобы избежать обвинений в использовании административного ресурса лучше всего воспользоваться административным ресурсом:
А) С помощью правоохранительных органов и судов избавиться от всех обвинителей;
Б) В прирученных средствах массовой информации про использование административного ресурса не заикаться, с неприрученными СМИ быть построже: использовать разные проверки и привлечение к ответственности.

Но это – вариант жесткий. Можно попробовать сделать вид, что:

1.     Территориальные избирательные комиссии, почему-то исполняющие полномочия муниципальных избирательных комиссий, независимы от управ и префектур, а городская избирательная комиссия – беспристрастна и политически нейтральна;
2.     Избирательные округа и численность муниципальных собраний не были за последний год перекроены таким образом, чтобы затруднить избирательные кампании местным активистам, оппонентам местной администрации;
3.     Государственные газеты – в первую очередь окружные, издаваемые огромным тиражом и бесплатно распространяемые среди избирателей, а также московское телевидение в разных его видах не проводят массированное «информирование» (естественно, не оплачиваемое из избирательного фонда) о заслугах некоторых будущих и настоящих кандидатов и выдвинувшей их партии, начавшееся задолго до начала избирательной кампании;
4.     Владельцем застекленных стендов, размещенных на подъездах практически всех домов в городе Москве, иногда даже без согласования с собственником дома, и используемых для размещения агитационных материалов некоторых кандидатов, является не администрация, а частные кампании, регулярно выигрывающие тендер на размещение информации администрации на этих стендах;
5.     Недешевые социологические опросы, проводимые администрацией города Москвы, не имеют никакого отношения к приближающимся выборам;
6.     Армия так называемых «советников» управ не привлечена за различного вида коврижки к агитационным и организационным мероприятиям партии;
7.     Заигрывание с местными советами ветеранов, в частности оснащение их множительной и полиграфической техникой совпало с избирательной кампанией совершенно случайно;
8.     Привлечение сотрудников собесов к повышению явки среди обслуживаемого контингента – сугубо гуманитарная акция;
9.     День города, профессиональные праздники и конференции, проводимые администрацией, а также встречи глав управ и префектов с жителями и отдельными категориями граждан (ветеранами, инвалидами, молодежью и садоводами) не используются для агитации;
10. При этом помещения, находящиеся в распоряжении различных муниципальных и унитарных предприятий (особенно – социальных служб) используются на равных правах всеми кандидатами;
11. Доступ к размещению крупных визуальных агитационных материалов совершенно равный у всех участников выборов;
12. Родительские собрания и другие организационные и консультационные мероприятия никогда не используются для встреч с некоторыми кандидатами и напоминаний об этих кандидатах;
13. Органы внутренних дел, подчиняющиеся администрации, одинаково относятся ко всем кандидатам, и обеспечивают порядок при встречах кандидатов с избирателями, которые первые пытаются провести во дворах домов или других общественных местах;
14. Суды, не подчиняющиеся администрации, беспристрастны при рассмотрении споров между избирательными комиссиями и всеми кандидатами.

И пожалуйста без всяких там фальсификаций, использовавшихся административными неумехами в день голосования и при подсчете голосов в 2007-2011 годах, которые Мосгоризбирком и суды покрывали изо всех сил даже при очевидных доказательствах!
И тогда вас никто не упрекнет в использовании административного ресурса на муниципальных выборах в городе Москве…
Friday, June 23rd, 2017
5:00 pm
К вопросу о видеонаблюдении на российских выборах

История вопроса

Массовое внедрение видеокамер на избирательных участках состоялось на выборах Президента РФ 4 марта 2012 года. Инициатива исходила от Премьер-министра РФ Путина В.В. Вероятно, определенную роль в такой инициативе сыграл Председатель ЦИК Чуров В.Е., который еще до этого рассказывал о подобных опытах, проведенных на выборах 2011 года (по-моему, в Ингушетии).

На обустройство видеокамерами примерно 94 тысяч УИК было затрачено 13 млрд. из бюджетных средств и еще 12,4 млрд. из средств Ростелекома, ставшего генподрядчиком этой инициативы. Заметим, что большая часть средств была израсходована не на оборудование, а на проведение средств коммуникации, обеспечивающих прямую трансляцию.

ЦИК РФ, в свою очередь, принял Постановление от 26.09.12, утвердившее «Порядок применения средств видеонаблюдения и трансляции изображения в помещениях для голосования на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации».

После президентских выборов 2012 года оборудование хранилось у Ростелекома, а видеотрансляция с избирательных участков применялась редко, что объяснялось отсутствием бюджетных средств в региональных бюджетах (а федеральный центр не собирался спонсировать региональные и местные выборы). В 2016 году в ЕДГ, совмещенный с федеральными выборами, было решено установить видеокамеры примерно на 17 тысячах УИК (по другим данным – примерно на 27 тысячах), списки которых включали примерно 37%-40% избирателей России (данные могут быть преувеличены и-за обычной российской привычки завышать такую отчетность).

На это из федерального бюджета было выделено 120 млн. руб. (для оснащения УИК в Уфе, Казани, Красноярске, Волгограде, Воронеже, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Омске, Ростове-на-Дону, Самаре, Екатеринбурге, Челябинске и Перми), и неизвестно сколько из региональных бюджетов (в первую очередь в Москве и Санкт-Петербурге).

При этом ЦИК РФ внес поправки в свое Постановление 2012 года, обеспечив ужесточение правил доступа к видеозаписям.

Результаты первых опытов

Результаты эксперимента 2012 года оказались неожиданными для организаторов выборов. В сети появилось большое число видеозаписей, свидетельствующих не только о тотальном нарушении процедур подсчета голосов, но и о многочисленных уголовно наказуемых фальсификациях.

В Рузском районе Московской области с помощью видеокамер были добыты свидетельства организации «каруселей» - перемещения между избирательными участками групп граждан, получавших на этих участках бюллетени за других лиц.

В Казани исследователи видеозаписей установили, что число избирателей, опускавших бюллетени в избирательный ящик существенно отличается от официально опубликованного число избирателей, принявших участие в выборах.

В 2016 году доступ к видеозаписям был существенно ограничен. В некоторых случаях, видеозаписи либо вообще не удалось получить (Москва), либо удалось получить частично (Челябинская и Московская области). Там, где видеозаписи удалось получить и где они были исследованы, вновь подтвердилось тотальное невыполнение процедур подсчета голосов, были зафиксированы случаи «вброса» бюллетеней (Московская область), а также установлено применение «каруселей».

Наиболее обстоятельное исследование провела Ассоциация наблюдателей Татарстана (группа Габдулвалеева, см. http://trv-science.ru/2017/05/23/o-metodakh-vyyavleniya-falsifikacij-s-pomoschyu-videozapisej/). В Санкт-Петербурге с помощью видеозаписей выявлено использование технологии каруселей (https://www.facebook.com/groups/1696346200579924/permalink/1859926027555273/). Там же, в Санкт-Петербурге, кандидатом в депутаты О.Дмитриевой были представлены записи со многих УИК, показывающие повсеместное нарушение процедуры подсчета голосов.

Проблемы внедрения и использования

Хотя видеонаблюдение на российских выборах не решает большую часть их проблем, тем не менее, оно было бы крайне полезным, поскольку даже на такой, казалось бы, тривиальной стадии, как голосование и подсчет голосов, российские выборы не удовлетворяют законодательству. Основным аргументом против такого внедрения является стоимость внедрения и использования. Полагаю, что аргумент этот не очень убедителен: затраты на видеонаблюдение составляют лишь малую часть затрат на выборы в целом.

Затраты связаны с:

- приобретением видеокамер (либо транслирующих, либо записывающих);

- трансляцией с видеокамер (либо на локальный монитор, либо на удаленный);

- хранением видеозаписей;

- предоставлением видеозаписей.

Следует отметить, что с точки зрения общественного контроля трансляция в режиме реального времени представляется менее актуальной задачей, чем доступ к видеозаписям. Отказ от трансляции в режиме реального времени мог бы несколько уменьшить затраты на видеонаблюдение.

Другой проблемой использования видеонаблюдения является отсутствие общих критериев оценки представленных видеоматериалов.

Нормативная база

В настоящее время нормативной базой видеонаблюдения являются:

- Федеральный закон "О выборах Президента Российской Федерации" (п.14 ст.66);

- Постановление ЦИК РФ от 26.09.2012 № 142/1076-6 "О Порядке применения средств видеонаблюдения и трансляции изображения в помещениях для голосования на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации";

- Постановление ЦИК РФ от 31 августа 2016 г. № 45/453-7 "О применении отдельных технологий видеонаблюдения и трансляции изображения, в том числе в сети интернет, на выборах и референдумах, проводимых в Российской Федерации";

- решения избирательных комиссий субъектов Федерации, связанные с видеонаблюдением.

Действующая нормативная база страдает многими недостатками:

- не урегулировано применение видеонаблюдения в избирательных комиссиях выше участковой;

- порядок доступа к видеозаписям существенно ограничивает возможности общественного контроля;

- отсутствуют критерии оценки содержания видеозаписей;

- отсутствует ответственность за нарушение порядка видеонаблюдения.

В настоящее время ЦИК РФ готовит новое Постановление о порядке использования видеокамер на выборах Президента РФ в 2018 году. По проекту ЦИК доступ к видеозаписям будет обеспечен ограниченному кругу лиц. В частности, избиратель может запросить видеозапись только со своего участка и только в том случае, если нарушены его избирательные права. Хранение видеозаписей осуществляется только в течение трех месяцев со дня публикации официальных итогов выборов.

Между тем, с нашей точки зрения (!), нет серьёзных причин для того, чтобы не предоставить возможность знакомиться с видеозаписями всем желающим в течение года после выборов. С целью исключения предоставления в избирательную комиссию, суд, правоохранительный орган поддельной или искаженной видеозаписи можно предусмотреть их сертификацию.

О юридических последствиях видеоматериалов

Имеется несколько прецедентов использования видеозаписей для обоснования судебных решений. Так, Волоколамский городской суд Московской области в 2013 году признал недействительными итоги голосования на одном из избирательных участков. Среди других многочисленных оснований фигурирует видеозапись, на которой видно, что подсчет голосов производился отстраненным от работы членом УИК.

В марте 2017 года Красноярский краевой суд в качестве апелляционной инстанции, постановил считать допустимым доказательством видеозапись, сделанную камерой видеонаблюдения, установленной охраной здания (!), в котором проходило голосование. Камера зафиксировала незаконный вброс бюллетеней в избирательный ящик; итоги голосования на участке были признаны недействительными.

Однако противоположных примеров пренебрежения судом и правоохранительными органами видеозаписями намного больше.

В представленных кандидатом О.Дмитриевой многочисленных видеозаписях, полученных через Избирательную комиссию Санкт-Петербурга, суд, хотя и увидел повсеместное нарушение процедуры подсчета голосов, но не счел их основанием для отмены итогов голосования на участках. То же произошло и с записями, представленными в 2012 году кандидатом О.Шеиным в Астрахани. Интересно, что и в том и в другом случае видеозаписи  просматривались также в Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, без каких-ибо последствий для нарушителей.

Истринский городской суд Московской области в 2016 году пошел дальше: в своем решении он указал, что при наличии пояснений представителей участковой избирательной комиссии о том, что нарушений не было, «представленного доказательства видеозаписи недостаточно для вывода о том, что имелись нарушения».

В 2013 году гражданином Подчерняевым А.С. была сделана попытка оспорить в суде города Долгопрудный Московской области на основании «официальной» видеозаписи правильность подсчета избирателей, принявших участие в выборах. Однако суд не только посчитал, что «видеозапись виденаблюдения не может расцениваться как достоверное доказательство незаконности решений избирательных комиссий» (что естественно), но и отказал в требовании исследовать по существу причину разницы между официальной явкой и видеозаписью.

В Московской области как в 2012, так и в 2016 годы были случаи, когда суд принимал решения просто не дождавшись получения видеозаписей (считая, вероятно, их не очень важными доказательствами).

Еще большее безразличие, граничащее с цинизмом, проявляют по отношению к видеозаписям органы прокуратуры и следствия. Например, следователь из Казани, получив от заявителя видеозапись с вбросом бюллетеней отреагировал очень просто: этого не может быть, поскольку такой вброс заметили бы находящиеся на участке наблюдатели.

Следует отметить, что КАС РФ предусматривает возможность рассмотрения видеозаписи в качестве доказательства (ст.76). Это, в частности, означает, что суды обязаны удовлетворять ходатайства о приобщении к делу видеозаписей, произведенных в порядке, предусмотренном российским законодательством. Тем более, следователи обязаны рассматривать и оценивать видеозаписи, представленные заявителем.

Если, конечно, дела о нарушении избирательных прав рассматриваются добросовестно.

Friday, June 2nd, 2017
9:01 pm
Будешь много знать – скоро состаришься ИЛИ что избиратель должен знать о кандидатах
Господин Горбунов, 22 года бессменно возглавляющий Московскую городскую избирательную комиссию вне зависимости от того, наблюдаются (2007-2011) или не наблюдаются (-2005, 2012-2014) в Москве тотальные фальсификации итогов голосования, направил в Мосгордуму от имени своей организации очередной проект изменений в Избирательный кодекс города Москвы. Очень вовремя: 10 сентября в Москве будут избирать муниципальных депутатов; выборы будут большими (в Москве 146 муниципальных образований, правда район Щукино умудрился провести выборы в прошлом году) и жесткими (главный неформальный участник выборов – московская администрация – под флагом «Единой России» попытается взять реванш за свое расслабленное состояние на выборах 2012 года).
Многострадальное избирательное законодательство Москвы помнит много нововведений, безропотно принимавшихся Мосгордумой после радикального изменения ее состава в 1997 году. Московские законодатели раньше, чем федеральные, начали «корёжить» избирательное законодательство в сторону усиления возможностей администрации на выборах. В 2005-м году они на полмесяца раньше, чем федеральные, собрали в Избирательном кодексе города Москвы самые одиозные поправки, которые только через полмесяца были приняты Государственной Думой. При этом даже здесь сумели выделиться из всей России, установив 10-типроцентный заградительный барьер для прохождения партий в Мосгордуму. Избирательный кодекс города Москвы 2005 года был более реакционным, чем реакционные изменения федерального законодательства этого же года; даже Центральная избирательная комиссия тогда «намекнула» на реакционность нового московского закона.
Потом было еще несколько «усовершенствований», легко принятых Мосгордумой, которая с 1997 года практически стала фан-клубом московской исполнительной власти. Например, перед выборами 2009 года московские депутаты практически с голоса Горбунова  приняли новую систему распределения мандатов – пресловутую систему Империале. А перед выборами 2014 года эти депутаты, немного надавив на федеральных законодателей,  отказались от смешанной системы выборов. Законодательные новации московских депутатов почти всегда объяснялись очень просто: они были на руку московской администрации.
Нынешние поправки – уж не знаю, как назвать: законодательные или административные – не такие крупные, как новации 2005 года. Но очень характерные: из московского закона удаляют некоторые фрагменты, которые выгодно отличали его от федерального. И Горбунов в пояснительной записке лукавит, когда не упоминает именно об этом «усовершенствовании» закона.
Речь идет о том, что московский закон содержал более подробное, чем федеральный, описание обязанностей избирательных комиссий по информированию избирателей. В нем, в частности, было написано, что избирательные комиссии обязаны размещать информационные плакаты не только в помещениях для голосования, но и «в местах, удобных для ознакомления с ними избирателей», а также в специальных местах, которые выделяются местной администрацией для размещения агитационных материалов. Эта норма в 2003 году была не без сопротивления помещена в Избирательный кодекс города Москвы с подачи Аркадия Любарева и моей (мы тогда сотрудничали с «идеологом» московской администрации А.В.Петровым).
Но кому в администрации, спрашивается, нужно, чтобы избиратель получал одинаковый объем информации обо всех кандидатах и осознанно выбирал между ними? Чем меньше избиратель получит сводной информации о кандидатах, чем более однобокой будет информация в миллионных тиражах бесплатно распространяемых окружных и районных газет, на застекленных стендах у подъездов московских домов, тем больше шансов у поддерживаемых администрацией кандидатов. Простая политтехнологическая истина.
А потому, чем меньше обязанностей у избирательных комиссий по информированию о кандидатов, тем легче работать агитаторам главного участника выборов. Горбунов-то понимает! Схватывает на лету.  
Thursday, April 27th, 2017
11:21 pm
О характерных особенностях выборов в городе Москве
Опомнившись после шокирующих событий перестройки, столичное чиновничество стало первопроходцем в деле возвращения нашей страны к системе политического доминирования одной политической силы. Построение властной вертикали, началось в Москве в 1992 году с образования непредусмотренных тогда уставом Москвы административных округов и продолжилось подчинением исполнительной власти других ветвей власти – судебной и законодательной, построением управляемой системы избирательных комиссий, монополизацией городских СМИ, сращиванием администрации и бизнеса при жестком давлении на неаффилированный с властью бизнес, разгромом местного самоуправления. Построение властной вертикали в нашей стране в начале двухтысячных годов было скопировано федеральными властями у правительства Юрия Михайловича Лужкова, после чего Юрия Михайловича убрали со сцены, чтобы он не претендовал на авторство.
Доминирование одной политической силы проявлялось в Москве с каждым годом все сильнее и сильнее. Ее оформление менялось – то «блок Лужкова» в 1997-м, то «Отечество» в 1999-м, то «Единая Россия» после 2002 года, однако реальной политической силой всегда была незарегистрированная партия московского чиновничества. Именно она проводила все выборы в Москве в качестве их необъявленного организатора и участника, добиваясь все больших и больших успехов. К 1997-му году московская бюрократия в основном преодолела тот разброд и шатания, которые были допущены в представительных, исполнительных и избирательных органах в начале 90-х, и наконец избрала такую законодательную власть, которая по выражению главного редактора московской газеты «Тверская, 13» «не шумит и не скандалит, а сотрудничает с исполнительной властью на благо горожан». В тот год на выборах в 35-тиместную Мосгордуму было избрано 27 кандидатов из списка Лужкова. В последующие годы московская администрация практически не знала поражений: на выборах в Московскую городскую Думу по одномандатным округам поддержанные администрацией кандидаты победили со счетом 33:2 в 2001-м году, 15:0 в 2005-м году, и 17:0 в 2009 году. При этом применялись различные методы: от массового использования служебного положения должностных лиц московской администрации, массовых незаконных отказов и отмен регистрации кандидатов при помощи «лужковского» суда, и массированной агитации за бюджетные деньги до массовых прямых фальсификаций в 2009 году. Администрация города Москвы правит бал на московских выборах уже более 20-ти лет, что не только противоречит предназначению выборов, установленному частью 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации, но и обессмысливает сам институт выборов, превращая их в самовоспроизводство власти.
История местного самоуправления в Москве драматична. В 90-е годы местное самоуправление подняло голову и пыталось реально влиять на то, как живут дворы,  микрорайоны  и даже районы. Существовали не только отдельные Советы самоуправления, но их ассоциации. Все это сильно мешало московским властям, и после завоевания ими Мосгордумы в 1997 году началось активное наступление на местное самоуправление. Оно шло по двум направлениям: с одной стороны, урезались полномочия местного самоуправления (и к настоящему времени они урезаны до комических), с другой стороны, местные представительные органы ставились под контроль и управление районных властей путем влияния на муниципальные выборы, проведения в муниципальные депутаты подконтрольных людей.
Особенно выдающимися по своему несоотвествию конституционной декларации о том, что «свободные выборы являются высшим выражением воли народа» получились муниципальные выборы 2004 года. Эти выборы были вопреки закону были перенесены с октября 2003-го на март 2004 года, потому, что мэрия решила, что им надо уделить отдельное внимание, не совмещать их с федеральными и хорошо подготовиться.
И она действительно хорошо подготовилась. В московских избирательных комиссиях и судах на тех выборах творилось массовое беззаконие: нежелательным кандидатам отказывали в регистрации на основаниях, высосанных из пальца, а все суды поддерживали эти отказы; те же районные администрации, которые не имели достаточно опыта «тонких» технологий, напрямую фальсифицировали итоги голосования. Безнаказанность фальсификаторов московских выборов, поддерживаемая московскими правоохранительными органами, привела к распространению электоральной уголовщины по всей Москве, увеличивавшейся в период с 2007 до 2011, до известных волнений, выплеснувшихся на улицы.
На муниципальные выборы 2008 года почти никто не обратил внимания, они произошли в тени выборов Медведева Д.А., а «прореживание рядов» произошло путем отказа в регистрации всем кандидатам достаточно популярной тогда «Справедливой России».
А вот в 2012 году муниципальные собрания ожили вместе со сменой государственной электоральной политики. На тех выборах после семилетнего перерыва практически не было прямых фальсификаций, и число неподконтрольных муниципальных депутатов существенно увеличилось, хотя по-крупному на расклад сил в муниципальных собраниях это не повлияло.
Судя по всему, в 2017 году московские власти решили изменить ситуацию. Однако существует федеральный сигнал, воспринятый в мэрии: без фанатизма и уголовщины. Поэтому московским государственным политтехнологам приходится возвращаться к старым, более пристойным технологиям и придумывать новые.
Во-первых, можно использовать классический прием под названием «джерримендеринг», то есть, нарезать избирательные округа таким образом, что бы они были неудобны нежелательным кандидатам. Такой прием и раньше применялся в Москве (например, против известного депутата Мосгордумы Д.И.Катаева), но не был распространен. Он был впервые широко использован на выборах депутатов Госдумы 2016 года в России, и вот теперь получил применение на муниципальных выборах в Москве.
Муниципальные собрания под чутким руководством районных управ вдруг начали в массовом порядке уменьшать численность депутатов, делая ее кратной трем или пяти, и увеличивать избирательные округа, делая их трех- или пятимандатными. Такое действие убивает сразу двух зайцев: во-первых, оно отсекает от выборов расплодившихся локальных общественников «широко известных в узких кругах», то есть, активистов одного или нескольких домов (установивших шлагбаум или разбивших клумбу). Во-вторых, оно предоставляет возможность администрации успешнее использовать административные технологии агитации – не ходить от двери  к двери, а воздействовать через местные газеты и телевидение, распространяемые почтой России и службами ЖКХ, через старших по домам и прочих помощников управы.
Резко активизировалось привлечение «советников районных управ» (а их существенно больше, чем районных депутатов) к подготовке выборов. Управы начали обучать советников методом ведения агитации. Естественно, что эти учебы проводятся с использованием бюджетных ресурсов.
В некоторых местах советники привлекаются к участию в праймериз партии «Единой России». Проверенные на выборах депутатов Госдумы советники привлекаются для решения и более деликатных задач, таких как выдвижение на выборах в качестве кандидатов-дублеров.
Замечательным способом оплаты через бюджет электоральных расходов администрации является госзаказ на закрытые социологические исследования, которые другие избирательные штабы проводят за свои деньги, иногда даже из избирательных фондов.
Одной из административных технологий является оборудование каждого подъезда застекленным стендом (принадлежащем аффилированной с московской администрацией структуре) для размещения агитационных материалов поддерживаемых администрацией кандидатов. При этом структуры ЖКХ будут следить за тем, чтобы на стенах домов, принадлежащих, естественно, городу или муниципалитету, не размещалась агитация других кандидатов (за что предусмотрен административный штраф). В последнее время появилась информация, что некоторые подъезды будут оборудованы экранами; естественно, что эта оплаченная из бюджета забота московского правительства не ограничится на выборах информацией о погоде.
Итак, сейчас мы видим то, что мы видели на протяжении двух последних десятилетий. Но часть москвичей уже начинает понимать, что пессимизм по отношению к выборам имеет причины более глубокие, чем фальсификации, о которых так много говорят. Этот пессимизм связан именно с тем, что выборы, в которых действующая власть использует предоставленные ей общественные ресурсы для достижения своих политических целей, это все-таки не настоящие выборы.
Thursday, April 20th, 2017
12:53 pm
О правоохранительных функциях избирательных комиссий
В очередной раз услышал из уст руководителя избирательной комиссии фразу: «Избирательная комиссия не имеет права заниматься следственными действиями». Это – Ирина Анатольевна Коновалова – председатель Избирательной комиссии Московской области на рабочем совещании посвященном блистательным достижениям российских следователей по расследованию очевидных фальсификаций в Дагестане и Мытищах.
Ну, Коноваловой, почти простительно: её, имеющую совсем незначительный опыт на наших выборах, и назначили на этот пост как-раз для того, чтобы она повторяла мантры, выработанные десятилетиями практики избирательных комиссий по защите фальсификаторов от граждан. Но рядом с председательницей Коноваловой при произнесении этой фразы сидели специалисты по этой практике – зам пред. Наталия Геннадьевна Земскова и секретарь Игорь Владимирович Кудрявин; они-то уж в деле отпихивания от избирательных комиссий претензий со стороны граждан, собаку съели.
Я не раз был членом всяких избирательных комиссий и многократно слышал эту присказку: «направить жалобу в прокуратуру (следственный комитет, ОВД для рассмотрения)». Последний мой опыт – летом 2016 года – как раз в Избирательной комиссии Московской области, где я был членом, естественно, с совещательным голосом. В конце каждого заседания Кудрявин (я бы сказал – с особым цинизмом) отчитывался о рассмотрении поступивших жалоб. Часть этих жалоб получала адекватный ответ, но многие легко и непринужденно направлялись в правоохранительные органы именно с тем обоснованием, что «избирательные комиссии не могут проводить следствие». В некоторых случаях такие жалобы содержали серьезные доказательства нарушения, которые вполне под силу было квалифицировать избирательной комиссии, и как показывает опыт – не под силу квалифицировать правоохранительным органам.
Понятно, что правоохранительные органы поступали просто: они запрашивали мнение избирательных комиссий, которые зачастую и являлись нарушителями, получали закономерный ответ «все было по закону» и возвращали свое заключение обратно в избиркомы. Круг замыкался: жалоба рассмотрена, нарушений не установлено, идите, граждане лесом в суд.
Вот, например, Следователь по особо важным делам Хасавюртовского межрайонного Следственного комитета России по Республике Дагестан капитан юстиции Омаров Г.М.-А., проверяя жалобу на фальсификацию итогов голосования (на избирательном участке приписано ни много, ни мало около 2000 голосов), обратился за объяснением к председателям участковой и территориальной комиссий, которые ему сказали, что «все было по закону», на основании чего капитан юстиции принял Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Вот и  мытищинские дознаватели, проверяя жалобу на фальсификацию итогов голосования в большинстве участковых комиссий города Мытищи, основываются в своих отказах на то, что представленные доказательства не являются копиями протоколов, о чем им сообщили в избирательной комиссии, и не удосуживаются выяснить, что же все-таки представляют эти доказательства.
Замечу, что и прокуратура, и СК, и ОВД даже формально не являются органами, независимыми от других органов власти, в отличие от избирательных комиссий, которые формально-таки у нас независимы. Поэтому наши правоохранительные органы защищают органы, от которых они зависимы. В Мытищах им пришлось защищать эти органы даже от ЦИК РФ, которая пыталась получить доступ к избирательной документации избирательных комиссий города Мытищи. Правоохранительные органы, которым избирательные комиссии поручили провести следствие, не только не могут в течении пяти месяцев разобраться в трех соснах фальсификации, но еще и скрывают от ЦИК РФ арестованную ими избирательную документацию.
Вообще-то одной из двух функций избирательных комиссий является «реализация и защита избирательных прав» (п.3 ст.20 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"). Нежелание заниматься этим нудным и в карьерном смысле опасным делом породило технологию круговой защиты избирательных прав от граждан.
Monday, March 27th, 2017
6:34 pm
Джерримендеринг в исполнении московской власти
У выборов в Москве есть особый колорит. Здесь сосредоточены не только руководство системной оппозиции, которой разрешено критиковать власть, но и большое число просто политически активных людей. Здесь несколько расширены возможности получения объективной информации, «Новую газету» можно купить в киоске, по радио и даже местами по телевизору можно услышать то, что не услышишь в деревне Тюлькино. Здесь, проездом с востока на запад концентрируется политически возбудимая молодежь. Поэтому борьба с вольнодумством, а уж тем более с его политическим оформлением, поставлена в Москве на серьезную основу.
У Юрия Михайловича Лужкова был верный соратник, занимавшийся идеологическими вопросами – Анатолий Валентинович Петров. В девяностые и нулевые годы его департамент успешно выстраивал политическую вертикаль в Москве. При Петрове, - конечно, не без помощи бессменного председателя Московской городской избирательной комиссии Валентина Павловича Горбунова, игравшего, впрочем, роль вспомогательную, в Москве не только была выстроена чиновничья вертикаль, но и полностью задушено то, что в Конституции называется местным самоуправлением.
И управление выборами сыграло здесь не последнюю роль. Начиная с 1997 года мы имеем Мосгордуму, которая «не хамит и не скандалит, а работает, сотрудничает с исполнительной властью на благо горожан» (как писал тогда главный редактор газеты «Тверская,13»).  На выборах 1997 года московская власть впервые широко применила информационный ресурс: к этому времени она создала целую империю столичных СМИ, которая своими миллионными и распространяемыми бесплатно тиражами вела агитационную кампанию за бюджетные деньги. То же повторялось и во все последующие годы (на выборах 2005-го года была, например, задействована самая массовая газета Москвы – «Метро»).
В 2004 году прошли беспримерные муниципальные выборы, которые должны были, вообще говоря, состояться еще в 2003 году, но были перенесены из-за того, что московской власти было несподручно проводить их вместе с выборами в Госдуму. Тогда, все районные Собрания, как один, приняли одинаковые постановления о переносе своих выборов. Что ярко продемонстрировало слаженность действий районных Собраний под управлением мэрии.
Выборы 2004 года отличились разнообразием методов, которые использовала московская власть для достижения полного единодушия в районных собраниях. Более опытные управленцы (как, например, в Хамовниках) просто не зарегистрировали всех активных кандидатов, менее опытные (как в Дмитровском районе) нахально сфальсифицировали итоги голосования. А московские суды к тому времени, в целом, были готовы принять любое нужное исполнительной власти решение, поэтому все прошло достаточно гладко.
Поскольку безнаказанность развращает, выборы 2007-2011 годов в Москве прошли уже без особых затей: здесь был полный букет: и беззаконные отказы в регистрации, и массированная агитация под видом информирования, и тотальная фальсификация итогов голосования. С 2012 года ситуация в Москве несколько изменилась, Петров постарел и ушел на пенсию; неизменным остался только председатель Мосгоризбиркома, не заметивший всю эту уголовщину рядом с собой.
В.П.Горбунов страну чует. Выборы 2012-2016 годов – после смены идеолога в Администрации Президента - прошли в Москве, без уголовщины. Вместе с выборами Президента России в 2012 году (показавшими в Москве вполне реальный результат) были избраны и 125 московских муниципальных собраний, состав которых оказался не столь покладистым, как в предыдущие годы.
И вот, совсем скоро москвичей ждут следующие выборы муниципальных депутатов. То, что сейчас происходит, показывает, что московские власти собираются пресечь разгул демократии, допущенный в период междуцарствия 2012 года.
А происходит вот что: по мановению волшебной палочки в руках мэрии, муниципальные Собрания меняют принцип избрания депутатов. Меняют таким образом, чтобы затруднить избрание самостоятельных, то есть, мало зависимых от власти кандидатов. Говоря точнее, происходит перекраивание избирательных округов таким образом, чтобы затруднить электоральную борьбу не поддерживаемым администрацией кандидатам. (Образование избирательных округов с целью создания преимуществ определенным кандидатам было выдумано в Америке, два века назад и называется словом «джерримендеринг»). Избирательные округа укрупняют, увеличивая их в несколько раз.
Муниципальные самостоятельные кандидаты возникают не на пустом месте. Они появляются как местные активисты, которые завоёвывают симпатии своих соседей по подъезду, по дому, по микрорайону. Мелкие дела на уровне микрорайона, знакомство с жителями соседних домов, собственно говоря, и есть муниципальная политика. И выборы одного депутата на микрорайон, в котором многие жители знают лично того, кого они выбирают – это и есть настоящие муниципальные выборы.
В мэрии это хорошо понимают и этого боятся. Поэтому предлагают сделать избирательные округа такими, чтобы местный активист не успел бы перезнакомиться со всеми своими избирателями. Сделать округа не по 20 тысяч избирателей, а по 100 тысяч (при этом придется сделать округа не одномандатными, а пятимандатными). И не только усложнить знакомство с избирателями, но еще и существенно повысить расходы на избирательную кампанию.
На тех кандидатах, которые пойдут под патронажем администрации, такая реформа практически не скажется. Они используют личные знакомства не с жителями, а с администрацией. И агитационную кампанию ведут обычно не лично, а с помощью административной поддержки: через многотиражные местные СМИ, которые как бы невзначай «информируют» о достоинствах кандидата, через встречи с избирателями на родительских собраниях и других мероприятиях, устраиваемых администрацией, через актив (так называемых советников), набранный управой. И застекленные стенды у подъездов муниципальных домов будут защищать листовки именно административных кандидатов.
Назову-ка я вещи своими именами: московская власть проводит реформу избирательной системы, которая в очередной раз ударит по институту выборов, еще больше отдалив их от конституционного предназначения – выражения власти народа (см. статью 3 Конституции РФ). Которая еще больше придаст выборам имитационный характер и усилит отсутствие интереса жителей к выборам как таковым.
Примеры подобных нововведений в нашем избирательном законодательстве встречаются постоянно. И никакие меры по поддержанию легитимности выборов и по повышению интереса к ним с помощью лотерей, концертов и распродаж на избирательных участках не перекроют эффект этих новаций.

Статья навеяна материалом https://openrussia.org/media/707667/, на который меня навели Владимир Егоров и Евгений Федин
Tuesday, March 21st, 2017
1:29 pm
Избирательное законотворчество Дум в картинках
Вот картинки, которые я недавно представил в Комитете гражданских инициатив (Кудрина)
1. В 2002-м году была принята третья версия Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". С тех пор Думы 3-6 созывов приняли 87 законов, вносящих изменения в этот закон. На сайте "ГОЛОСА" есть прекрасная иллюстрация изменения российского законодательства, составленная А.Любаревым (http://www.golosinfo.org/timeline/). А в следующих двух моих картинках - моя оценка влияния законов, принятых с 2002 года на качество наших выборов. Оценка по 10-балльной системе ("+" - положительное влияние, "-" - отрицательное влияние. Справа (число "S" - суммарное влияние госдумовского созыва). Возражения принимаются.


2. Думы ужасно активны в области избирательного законодательства. Ниже приведена таблица, из которой видно, сколько законопроектов в этой области права было внесено в Госдумах 6-го и уже 7-го созывов. Среди законопроектов были и достаточно радикальные и даже вполне толковые. Результативность же сильно зависит от инициаторов законопроектов.

3. Законопроекты до превращения в закон проходят много стадий. Большинство законопроектов хоронят на стадии первого чтения. На следующем рисунке показано состояние всех законопроектов, которые были внесены в Думу в 6-м и 7-м созывах (см. предыдущую таблицу). По горизонтали -  номер стадии, по вертикали - число дней, прошедших с даты внесения законопроекта до стадии, указанной по горизонтальной оси.
Законопроекты, расположенные на пунктирной вертикали - уже отклонены. А которые справа - на этапе 8.2 - уже опубликованы. Особо выделяются законопроекты (помеченные номером 0), которые увеличивают компенсацию партиям за голоса, полученные на выборах. Проходят через Думу единогласно и быстрее всех остальных.
Friday, March 17th, 2017
4:59 pm
Про явку, национальные особенности и другие отмазки
Итак, Республика Дагестан, 18 сентября 2016 года. Выборы депутатов Государственной Думы VII созыва и депутатов Народного Собрания Республики Дагестан VI созыва. Примерно 1 миллион 654 тысячи избирателей, 1914 участковых комиссий, 54 территориальные комиссии. В российскую Госдуму от Дагестана избраны 6 депутатов по партийному списку «Единой России» и 3 одномандатника (сами догадайтесь от какой партии).
Явка по республике – 88%. За «ЕР» проголосовало 88,9%, за КПРФ 5,4%, остальные партии не преодолели 5-типроцентный барьер.
Явка по районам Дагестана распределена почти равномерно (см. Рис.1), правда, есть район (Ахвахский; кстати, как там с главой района – все ли в порядке?), где явка составила 43%, у 9-ти районов она меньше 80%, зато у остальных – довольно ровная. А Кизилюртовский район отличился: все 41906 избирателей как один явились на избирательные участки и дружно проголосовали, не испортив, между прочим, ни один бюллетень.

Рисунок 1
100-процентная явка десятков тысяч человек – бред, которого могут не стесняться только обезумевшие (от идеи, страха или чего-либо еще) руководители. Вне зависимости от национальной специфики. Да и 96-типроцентная явка сейчас в России вызывает какой-то неприятный осадок. Вот этот осадок интересно было проверить.
В Дагестане на избирательных участках было мало наблюдателей. Тем не менее, из некоторых районов поступали кое-какие неофициальные сведения. Возможно, именно там, где были наблюдатели, проявились те «национальные особенности», которыми так любят объяснять невероятную электоральную активность южных республик. И из трех районов (на рисунке 1 они выделены более ярким цветом) до меня дошла информация, располагающая к размышлениям над этими национальными особенностями.
Возмущенные наблюдатели из города Буйнакска (Буйнакская городская ТИК) во главе с кандидатами в депутаты Шахболаевым и Магомаевым написали в ЦИК РФ письмо о замеченных ими немаленьких расхождениях между их копиями протоколов и официальными данными. Расхождения в некоторых протоколах (как по явке, так и по партиям) составляли несколько сотен единиц (между прочим, в протоколах, изготовленных с помощью КОИБ, расхождений не было). Однако копии протоколов были слишком ненадежны, чтобы на них можно было основывать выводы.
Более убедительным выглядели доказательства из Махачкалы, с участка №1351, где явка чудесным образом увеличилась с 13 до 81 процента. Там на участке во время извлечения бюллетеней из ящика выключился свет, а списки избирателей Кировского района Махачкалы перед рассмотрением дела в суде затопило (о чем имеется справка из ТИК). К сожалению, заверенная копия протокола с этого участка отсутствует.
Наблюдатели из УИК №1537, что в Хасавюртовском районе Дагестана, тоже направляли письмо в ЦИК РФ (копию письма они прислали мне), где сообщали о «взлете» явки с 28 до 96 процентов с соответствующим изменением данных по кандидатам и партиям. К сожалению, из этого участка тоже нет копии протокола, ибо, как пишут заявители, председатель УИК сообщил им, что «не обязан выдавать копию итогового протокола, кроме как в ТИК».
Зато на избирательном участке №1573 попались два крепких орешка: один местный член с решающим голосом и один – с совещательным, приехавший из Москвы. И вот они-то выпросили у председателя УИК заверенные копии протоколов. А в качестве подтверждения данных, отраженных в копии, представили еще и фотографии пачек погашенных бюллетеней и момента извлечения бюллетеней из избирательного ящика. С этими неопровержимыми доказательствами они обратились в ЦИК РФ, которая переслала жалобу в Избирательную комиссию Республики Дагестан, которая, в свою очередь, все передала в прокуратуру, а та – в местный следственный комитет. С тех пор следственный комитет успел три раза отказать в возбуждении уголовного дела, а прокуратура три раза отменить постановление об отказе. За это время пропал (потерян!) и список избирателей участка №1573. Об этом я подробно писал: https://www.facebook.com/andrei.buzin/posts/1631804203515451, а здесь речь о другом.
Здесь речь о том, какая же все-таки была явка в Дагестане.
Реальная явка на участке №1573 составила 8,1%, а официальная 86,2%. Официальная явка на всех 68-ми участках Хасавюртовского района представлена на Рисунке 2 и составляет от 78,6% до 100%, то есть не сильно отличается по участкам.

Рисунок 2
Я точно знаю, что на одном из участков реальная явка составила 8,1%, но была завышена в примерно 10 раз. Что я должен думать об остальных 67-ми участках, где официальная явка примерно такая же, как и на сфальсифицированном?
И что я должен думать об остальных районах, где явка примерно такая же, как и в Хасавюртовском? Кстати, во многих районах Дагестана наблюдается интересная картина: имеются несколько комиссий, выбивающихся по явке из общего ряда (см. Рис.3). Что это за отщепенцы? Почему они такие особые? Может потому, что в Дагестане изредка попадаются упрямые председатели УИК?

Рисунок 3
Заметим, что добавленные избиратели голосовали именно за представителей партии «Единая Россия» (например, на пресловутом УИК №1573 кандидату Умаханову У.М., у которого было 15 голосов, добавлено 1975 голосов, а кандидату Валиеву З.В., у которого было 94 голоса добавлено только 11 голосов). Но добавление голосов сотнями и тысячами, очевидно, привело к другому распределению мандатов (Умаханов успешно заседает в Госдуме).
Итак, есть сильное подозрение, что в Дагестане была совершена массовая фальсификация, приведшая к принципиальному искажению волеизъявления избирателей. У меня нет сомнений в том, что оборонительные редуты в лице избиркомов, прокуратур, следственных комитетов и судов не позволят отменить результаты дагестанских выборов. Но, может попробовать наказать парочку-троечку высокопоставленных лиц из этих редутов? Ну, чтобы хоть как-то приблизить «национальные особенности» к федеральным законам. Уверен, это поможет на следующих выборах.
6:40 am
Дагестан-2016
Вчера разговаривал с членом ЦИК РФ Сиябшахом Магомедовичем Шапиевым. Хотел выведать у него – как у бывшего председателя ЦИК Дагестана, - что чувствует рядовой дагестанец, когда приписывает любимому кандидату и партии 2000 (две тысячи голосов). Чувствует ли он при этом гордость, удовлетворение, страх или что еще? Из 5 тысяч слов, которые я услышал, я все-таки выделил бы страх. Были, между, прочим, ссылки и на Чеченскую Республику, где вроде еще страшнее, чем в Дагестане (да и результат получше).

Итак, на одном из участков затесалась парочка бесстрашных. Они-то и зафиксировали явку 171-го избирателя, официально превратившихся в 2102. И еще запечатлели фотографиями погашенные бюллетени (примерно по 18 штук в каждой пачке – см. фото). А еще сфотографировали, как из ящика извлекают шесть тысяч бюллетеней (см. второе фото). Ну, в общем, сделали все, чтобы опорочить честные выборы. Чтобы снизить, так сказать, активность дагестанцев с 86,2% до 8,1%, то есть аж в 10 раз!



И ладно бы просто зафиксировали, а то еще и нажаловались! Избиркомы, куда жаловались эти «террористы», понятное дело, спустили жалобы в следственный комитет Дагестана, где следователь по особо важным делам Хасавюртовского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета России по Республике Дагестан капитан юстиции Омаров Г.М.-А. пятый месяц смотрит на эти фото. Кроме любования этими фото, капитан Омаров  Г.М.-А. уже третий раз пишет отказ в возбуждении уголовного дела, ссылаясь на то, что председатели ТИК и УИК сказали ему, что все было по закону. Но прокуратура Хасавюртовского района, стоя на страже закона, а также строго ограждая всех от возможности ознакомления с материалами дела, каждый раз отменяет постановления следователя Омарова.



Каждый последующий отказ Омарова прекраснее предыдущего. Ведь, что, казалось бы, проще: взял список избирателей, да и проверил, сколько там подписей. Что, собственно говоря, наши смельчаки и потребовали письменно в самом начале разбирательства дела. И следователь вроде как удовлетворил ходатайство, и сказал, что он изучит список, который почему-то оказался в ЦИК Дагестана. Но вот, в последнем отказе мы находим прекрасную фразу:
«По его (председателя УИК) заверениям они (УИК) составляли его (список избирателей), но он каким-то образом был утерян». На моей памяти списки заливало, они сгорали, но вот утеря прямо на участке – это еще один перл в моей коллекции электоральных фокусов.

Правозащитная схема «Избирком - прокуратура – СК + суд» работает примерно одинаково по всей стране. В некоторых субъектах Федерации она приобретает карикатурные формы.
Thursday, January 12th, 2017
1:06 pm
Патриотизм с восточным акцентом
Вчера с интересом прочитал стенограмму заседания «круглого» стола на тему «Подготовка организующими выборы избирательными комиссиями рабочих блокнотов члена участковой избирательной комиссии для использования на выборах в единый день голосования 13 сентября 2015 года на основе «типового ·рабочего ·блокнота» в рамках семинара-совещания с председателями избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, входящих в Южный, Северо-Кавказский и Крымский федеральные округа, на тему «О задачах избирательных комиссий по подготовке и проведению выборов в органы государственной власти субъектов Российской Федерации и в органы местного самоуправления в единый день голосования 13 сентября 2015 года». Осилили?
Это тот самый семинар-совещание, где товарищ/господин Ивлев врал про врагов Родины, финансируемых из-за рубежа. Но не об этом речь.
Два факта из стенограммы породили во мне сильные ощущения.
Первый – это про некую «программу», о которой треть времени рассказывал А.Ю.Петухов - заместитель Руководителя Аппарата ЦИК России – начальник Управления организации избирательного процесса. Ну, то есть, в Липецкой области был достигнут невиданный прогресс: все УИКи снабдили компьютерами, поставили на них Windows и Excel и использовали программу, которая выдает протокол об итогах голосования и даже проверяет контрольные соотношения! (А я помню, как подобное сам делал еще под ДОСом и Works, поскольку Windows и Excel тогда не существовали). В общем, очередное незаурядное достижение частичного импортозамещения, которое надо бы распространить на всю страну. Я еще могу себе представить, что наши программисты справятся с заменой вражеских  Windows и Excel на отечественные программы, но ведь, дешевые тайваньские компьютеры не заменишь во всех УИКах Эльбрусами по 200 тысяч.
Но восхитился я этим еще и потому, что как раз недавно защитники выборов в Мытищах не признали в самодельных протоколах копии, выданные наблюдателям. Все 53 штуки, которые, понятное дело, сильно отличались от «настоящих» протоколов не только по форме, но и по цифрам.
Второе мое восхищение вызвали слова бывшего и нынешнего члена ЦИК РФ господина/товарища С.М.Шапиева, курирующего кавказский регион и по-восточному настороженно относящегося к тлетворному влиянию запада. Он дал убедительный отпор руководителю партии КОММУНИСТЫ РОССИИ (а также представителю Уполномоченного по правам человека) господину (хотя, как раз в этом случае его бы можно было назвать товарищем) Сурайкину. Отпор достоин цитирования, особенно после обсуждения программного обеспечения Excel:
«В прошлый раз господин Сурайкин в Сочи критически высказался в адрес Избирательной комиссии Карачаево-Черкесской Республики. Интервью с Сурайкиным с совместной фотографией его с Председателем ЦИК России В.Е. Чуровым было опубликовано на сайте, который зарегистрирован в одном из штатов Америки (США). Мне как куратору с С.Е. Заславским пришлось эту ситуацию изучать, поэтому знаю ситуацию с историей сайта. … если господин Сурайкин призывает нас всех быть патриотами страны, то призыв не очень согласуется с его действиями, когда он публикует свое критическое интервью на сайтах, зарегистрированных в США, которые, как мы знаем, все делают сегодня против России и в ущерб России. Надо быть честными перед самим собой и действовать строго в рамках закона. Надо быть, а не слыть патриотом».
С Сиябшахом Магомедовичем я последнее время довольно часто общался. Всё пытался ему задать вопрос, как бытующие, а не слывущие патриоты относятся к тому, что в Дагестане не мелочатся - как в Мытищах - с десятками перекинутых туда-сюда голосов, а перекидывают сразу по паре тысяч. В моем славянском и непатриотическом мозгу плохо укладываются такие масштабы, хотя я знаю, как подобные результаты получались тогда, когда официальная явка по стране составляла 99,99%, а в УК еще не было статьи за это. Но восток, это вам не запад; дело – тонкое: так и не получил я вразумительного ответа.  
Sunday, November 13th, 2016
3:29 pm
Формирование региональных комиссий. Российский стандарт.
Недавно Аркадий Любарев высказал свое впечатление от того, как ЦИК РФ рассматривал кандидатуры в состав Областной комиссии Челябинской области (https://www.youtube.com/watch?v=lffZ8JyoStQ и http://www.golosinfo.org/ru/articles/126614 ). Названый Аркадием прецедент был беспрецедентным: это был единственный случай, когда ЦИК не поддержала одну из кандидатур, предложенную администрацией, зато рассмотрела на альтернативной основе две кандидатуры, предложенные «со стороны». Конечно, на случившееся можно посмотреть и так это делает Аркадий: «уже хорошо, что так, могло быть и хуже». А можно и по-другому: «Мы уже считаем подвигом рассмотрение кандидатур, не предложенных властью».
Замечу, что наряду с кандидатурами Александра Лебедева, предложенной Николаем Левичевым из «Справедливой России» и Юрия Гурмана, фактически предложенного «Голосом», рассматривалась кандидатура Сергея Обертаса – нынешнего заместителя руководителя областной администрации, а в недавнем прошлом – председателя Магнитогорской городской комиссии. Элла Александровна откровенно рассказала о том, что Обертас является компромиссом между областной администрацией и ЦИК РФ. Иначе говоря, наша «независимая» система избирательных комиссий, признается в том, что для формирования избирательных комиссий ей надо согласовывать кандидатуры с администрацией.
Не буду здесь обсуждать саму кандидатуру Обертаса. Скажу только, что по моим личным наблюдениям (а я имел дело с Обертасом, работая на выборах в Магнитогорске), это человек, отлично вписанный в административную вертикаль, который вряд ли может быть беспристрастным судьей на наших выборах. Грубо говоря, - это очевидный ставленник администрации.
Поясню, почему я так много употребляю слово «администрация». Дело в том, что участие администрации (в России это означает участие власти, поскольку в России нет реального разделения властей) в выборах обессмысливает сам этот институт. Когда администрация, использует предоставленные ей обществом ресурсы (пресловутый «административный ресурс») для того, чтобы влиять на исход выборов, она получает такие преимущества, которые превращают выборы в самовоспроизводство власти, что  противоречит смыслу выборов. Поэтому в избирательном законодательстве, в частности – в российском, предусмотрены нормы, препятствующие использованию административного ресурса на выборах. Увы, эти нормы и недостаточны, и не выполняются.
Поскольку выборы, по крайней мере формально, организуют и проводят избирательные комиссии, постольку последние играют значительную роль в обеспечении электоральных  интересов администрации. Административное влияние на персональный состав избирательных комиссий – один из видов использования административного ресурса. Когда высшая избирательная комиссия – ЦИК РФ - согласует фактически назначаемых ею членов региональных комиссий с администрацией, она заведомо подыгрывает использованию административного ресурса. Вопреки декларативным заявлениям, раздающимся со всех сторон.
ЦИК РФ уже предложила свои кандидатуры в 47 из 55-ти формирующихся сейчас региональных комиссий. В 46-ти случаях никаких неожиданностей не произошло: предложены кандидатуры, удобные администрации. В Челябинскую область была предложена одна такая кандидатура. А вторую ЦИК выбирал из двух несогласованных с администрацией кандидатур. И здесь тоже можно было сделать интересное наблюдение за членами ЦИК РФ.
Когда я смотрел заседание ЦИК, у меня складывалось впечатление, что ЦИК назначит Юрия Гурмана; по моим представлениям, он по всем параметрам опережал Александра Лебедева (замечу, что я лично знаком с обоими). Тем более, что выступивший представитель Партии пенсионеров представил Лебедева в негативном свете. Впрочем, негатив поступил на Гурмана: член ЦИК Ю.И.Колюшин заявил, что нельзя голосовать за члена организации «Голос», получающей зарубежное финансирование (ложь, забитая в подкорку граждан нашей пропагандой, и опровергнутая Гурманом в ответном слове).
Но в первую очередь, речь идет о выступлениях претендентов: Гурман выступил с развернутой, убедительной и содержательной речью, а Лебедев произнес куцые традиционные слова про поддержку курса президента на честные выборы. Вопреки моим ожиданиям рейтинговое голосование выявило значительное преимущество Лебедева перед Гурманом: 8 против 2. С моей точки зрения – это замечательная характеристика членов ЦИК. Как обычно, как это я не раз наблюдал при формировании комиссий, страх перед активностью граждан перебил все: опыт, убедительность, квалификацию. Со всеми вытекающими последствиями.
Готовьтесь к тому, что избирательные комиссии и дальше будут беспощадно бороться с административным ресурсом. 
Friday, November 4th, 2016
10:23 am
Яблоко - странная партия
Как замечательно у партии «Яблоко» получается копировать некоторые большевистские приемы! Прежде, чем раскрыть эту тему, скажу все-таки, что по своей программе, по словам, которые говорит ее бессменный лидер Г.А.Явлинский, эта партия мне наиболее близка, по крайней мере из тех, кого пускает на арену наша четвертьдемократическая власть. Но как же неуклюже ведет она себя во взаимодействии со своими ближайшими соратниками, в течение последних лет фактически препятствуя созданию внутри страны коалиции демократических сил, способной противодействовать разрушительному курсу российской власти. И тем самым, частично виновной – вопреки всем своим программным заявлениям – в том, что Россия катится в пропасть.
А поводом стало признание (http://petrov-mm.livejournal.com/29977.html и http://petrov-mm.livejournal.com/29977.html ) бывшего партфункционера Миши Петрова, с которым и у меня, и у многих других бывших яблочников связано много воспоминаний.
«Увы, меня не пригласили для отчета о проделанной работе, собственно, когда-то также поступили и с Андреем Бузиным, и был выдвинут очередной карьерист, не имевший вообще опыта работы в избиркоме, зато считающийся на хорошем счету у руководства партии» - пишет Миша в своем Фейсбуке. Полупризнание в том, что с ним поступили также, как когда-то он с Митрохиным поступил со мной. Ну, прямо, как в ВКП(б)…
А полупризнание потому, что Миша-то не последнюю роль во всем этом играл: в 2009 году он был правой рукой Митрохина (головой у последнего считается Явлинский), начальником аппарата Московского «Яблока». Тогда, помню, вопреки моей просьбе не рассматривать вопрос о моем членстве в Московской городской комиссии без моего участия они втихаря вывели меня из МГИК. Историю можно вспомнить в моем ЖЖ: http://abuzin.livejournal.com/2009/07/27/ и http://abuzin.livejournal.com/2009/08/01/. А в 2011 году «Яблоко» на радость московской администрации противопоставило Мишу моей кандидатуре в МГИК.
Ну вот, теперь и Мишу турнули из «Яблока»…Нет, он, конечно, сам ушел…Добровольно и с песнями. Не срослось после 14 лет членства. На должности начальника аппарата московского «Яблока», которую он занял после Навального, которого быстро после этого попросили. Потом попросили Яшина, и многих, многих других. Странная какая-то партия. Демократическая партия, которая не любит своих функционеров.
Thursday, October 13th, 2016
3:37 pm
293-е заседание ИК МО
Ну, вот и все. Надеюсь, это было мое последнее заседание Избирательной комиссии Московской области. Члены комиссии могут вздохнуть свободно…Время заседаний сократится в полтора раза.
Было две причины, по которой я согласился на предложение «Партии Дела» стать членом ИК МО с правом совещательного голоса. Во-первых, не хотелось терять квалификацию и далеко уходить от избирательной практики в теорию. Во-вторых, хотелось посмотреть на поведение председательницы, которая была моим конкурентом при назначении ЦИКом нового члена ИК МО. (Напомню, что ЦИК, уволив Вильданова за слишком тесную связь с администрацией, назначил новым председателем кандидатуру, предложенную губернатором области, и, прямо скажем, не сильно отягченную опытом организации выборов).
  Ну, что вам сказать про ИК МО? Комиссия – как комиссия, как большинство наших избирательных комиссий. Мало интересующаяся выборами, вполне пригодная для одобрения решений, не очень грамотные проекты которых раздают прямо перед заседанием. Не сильно задумывающаяся о том, почему со стороны кажется, что она небеспристрастна к администрации и ее партии, почему при одних и тех же обстоятельствах принимаются разные решения. Почему приняв единогласно решение, через пару заседаний его также единогласно можно отменить. Почему многочисленные жалобы воспринимаются как назойливые мухи и по большинству жалоб комиссия дает отписки типа «Направлено в ОВД» или «Обращайтесь в суд».
Нет, конечно, в комиссии есть разные люди, есть определенная структура и аппарат. Как в стандартном советском коллегиальном органе есть сидящее на зарплате руководство, в основном и принимающее окончательные решения, и непременно поддерживающее эти решения большинство (ни одного проекта при мне отклонено не было, подавляющее большинство решений принимались единогласно и без обсуждения). При мне ИК МО руководили две женщины – зампред Н.Г.Земскова и секретарь Т.Н.Павлюкова, а председательница пока набиралась опыта. Аппарат, как это часто бывает, немного поживее комиссии, но он не принимает решений, хотя работает не меньше чем члены комиссии, некоторые из которых и на заседания-то ходят через пень-колоду. Вполне живым является легендарный И.В.Кудрявин, который в отличие от руководителей дает вполне адекватные ответы на задаваемые вопросы, но не принимает окончательных решений.
Вы проходили в школьном курсе биологии тему «Искусственный отбор»? Отбирать надо целеустремленно и все получится. Мы, вот, например, в период моего членства в ИК МО назначили пару десятков членов ТИК. Половина – сотрудники администраций, другая половина – представлены парламентскими партиями. А ТИК под руководством местной администрации назначает членов УИК. А губернатор с подшефным законодательным органом назначает членов региональных комиссий. Отбирая и закрепляя по Мичурину вполне определенные признаки.
В результате получаем некоторые организмы-органы, имеющие вполне определенное поведение и реакции. Испытывающие неосознанное влечение к администрации и настороженность к гражданам. Склонные к конформизму и ритуалам. Боящиеся открытости и гласности. Прячущиеся от граждан в административных зданиях за вахтерами и полицией. И, естественно, защищающие собственный биологический вид от посягательств других видов.

Теперь, собственно о заседании. После нескольких ритуальных действий – перераспределения мандатов двух единороссов, избранных одновременно в областную Думу и Федеральное собрание (один – в ГД, другой – в СФ) – утвердили структуру и численность ИК МО. Был приятно удивлен, что мне достались приложения к этим решениям. Из них можно узнать, что в штате ИК МО будет теперь состоять 143 человека (на 11 больше, чем состоит). 102 – это системные администраторы, разбросанные по районам области. Кроме председателя, зама и секретаря ИК МО есть 3 освобожденных члена ИК МО, руководитель аппарата и 2 помощника руководителя. Помимо управления информатизации, куда входят системные администраторы, есть еще 2 управления – взаимодействия с участниками избирательного процесса и финансово- экономическое.
Упразднены 6 должностей, введены 17. Из новеньких: 2 помощника руководителя, 2 замначальника управлений, 2 замначальника отделов. Надо думать, ИК МО станет работать еще лучше…
Уже не первый раз вижу чудесный эвфемизм «кратность к окладу». Не, оклады не пишут, чтобы народу не на что было умножать, и чтобы он не вздумал делить. А вот кратность к окладу есть. Ну, например, оклад у чиновника – 40 тысяч, о чем он гордо сообщает журналистам. А вот кратность спрятана в том решении, которое мы сегодня приняли. Например, у председательницы кратность равна 7,2, у Земсковой – 7, а у освобожденных членов – 6,8. Остальные кратности примерно раза в 2 меньше, то есть, как и положено в этом чиновничьем мире, разница между руководителем и рядовым сотрудником – раз в 7, чтобы место свое знали.
Эти финансовые решения у меня всегда вызывали не интерес, а брезгливость, а вот про председателя ТИК Волоколамского района – интересно. Камский Е.И. - ушел по состоянию здоровья. Вместо него вводят в комиссию некоего Волынского А.Ю. (как и положено – по предложению «ЕР») и – надо же! – сразу назначают председателем. Традиция, однако: ввести и сразу назначить. Прямо как с председательницей ИК МО. Ну, я, естественно, предложил сначала присмотреться к новичку. Но решение приняли единогласно. Ждите в Волоколамске свободных выборов.
На закуску, как обычно, Кудрявин быстро расправился со всеми жалобами.
А потом – я, на прощание (в разделе «Разное»). Во-первых, вспомнил разборки про Реутов и Королёв. В Реутове УИК №2669  проигнорировала почти все предписанные законом процедуры: не дала наблюдателям ознакомиться со списком избирателей и реестром, не заполняла увеличенную форму протокола, не выдала копий протоколов, удалила парочку членов комиссии без всякого решения суда. Об этом рассказали на стрелке с участием представителей ЦИК РФ два наблюдателя на этом участке. Но, оказывается, они не представили доказательств, и Земскова им не поверила! Она еще задала вопрос, повлияло ли это на волеизъявление избирателей? В общем, – с Реутовом все нормально.
А с Королёвом – вообще смех. Представляю присутствующим членам ИК МО (а было их аж 8 человек из 14-ти) чудесное решение королёвского ТИК – про лишение полномочий члена УИК №1097 Веневитинова С.С. за то, что у него в направлении «обнаружены не заверенные исправления». Не видели, говорят! А решения об удалении с участков других наблюдателей? Не видели… И вообще – все это полиция делала, с нее и спрос. В общем, не прошло мое предложение освободить от должности председателя королёвского ТИК.
 И последнее. Я, наконец, посмотрел, как выполняются на избирательных участках России контрольные соотношения, рекомендованные к проверке ЦИКом, а также некоторые не рекомендованные им. Как ни странно, некоторые очевидные, рекомендованные ЦИКом (в Инструкции №15/127-7 от 06 июля 2016 г.) контрольные соотношения не выполняются в некоторых УИК (например, число извлеченных из ящиков бюллетеней не должно быть больше числа выданных). Но все-таки, когда речь идет о контрольных соотношениях данных из одного протокола, случаев их невыполнения мало. А вот рекомендации ЦИК по сравнению данных из двух протоколов – по федеральному и одномандатному округу – некоторым комиссиями были пропущены мимо ушей. Из этого получилась интересная вещь: во многих комиссиях не выполнено контрольное соотношение, связанное с тем, что общее число избирателей по федеральному округу должно быть не меньше, чем по одномандатному. Более того, ЦИК в своих рекомендациях упустил еще одно естественное соотношение: по одномандатному округу на избирательном участке могли проголосовать избирателей не больше, чем по федеральному. Комиссий, в которых не выполнено это контрольное соотношение по всей России 3,5 тысячи.
Московская область, наряду с Башкортостаном и Дагестаном оказалась лидером по числу протоколов, в которых не выполнены контрольные соотношения (грубо говоря – по числу абсурдных протоколов). Абсурдные протоколы благополучно прошли через всю систему областных избирательных комиссий – ТИКи, ОИКи, ИК МО. И малоинтересующиеся выборами подмосковные организаторы выборов не заинтересовались этими абсурдными протоколами (впрочем, ими не интересуются по всей России; помню, я и Мосгоризбирком по этому поводу с 2003 года тревожил, но не растревожил). Все было как всегда.
И, похоже, будет так дальше. Пока не рванет…
Спокойной ночи, Мособлизбирком.
 
Wednesday, October 12th, 2016
9:25 pm
Saturday, September 17th, 2016
1:25 pm
290-е заседание ИК МО
В предварительной повестке дня -7 вопросов, в окончательной -11. Присутствует 11 членов ИК МО и большое число приглашенных. По правую и левую руку от председательницы посадили Уполномоченную по правам Человека в МО Е.Ю.Семенову и председательницу Общественной палаты МО М.А.Юденич. Рядом со мной – представителей МЧС, ГУВД, прокуратуры и суда. Заседание, в основном, посвящено отчету о готовности к дню голосования.
К сожалению, мне удалось поприсутсвовать только на первом вопросе (студентов, у которых я должен был вести занятия я люблю больше, чем ИК МО): председательница произнесла вполне торжественный доклад про то, как избиркомы МО хорошо подготовились к выборам. Упомянула и о голосовании космонавта Иванишина и много говорила о голосовании инвалидов. Впрочем, было несколько интересных цифр. Ну, например, о том, что на 865 УИК установлены КОИБ и на всех УИК, кроме закрытых (больницы, СИЗО) – видеокамеры. Поступило 160 жалоб, из которых аж 6 подтвердились. Судебных исков подано 6 по Госдуме, ни одного не удовлетворено, 24 – по Облдуме, 1 удовлетворен. Подготовлено 31 тысяча членов избирательных комиссий! Выдано открепительных 41277 (из 100 000) по Госдуме, 20824 по Облдуме, 494 по местным выборам.

На участках ожидается 13540 наблюдателей. В Одинцово будет заседать специальная мониторинговая группа из представителей Общественных палат (МО и РФ), уполномоченных по правам человека, и прочих государственных деятелей и квазигосударственных общественников.
Представитель ГУВД сообщил, что в ГУВД образован оперативный штаб, который будет работать круглосуточно. Телефоны 8(495)609-49-48, 8(495)609-49-47 и 8(495)609-49-15. Представители прокуратуры и суда не выступали, и мне пришлось задать им вопрос о режиме их работы в день голосования. Ответы были не очень убедительны. Прокуратура сказала, что они вообще-то работают до 20 часов, но у них есть традиция оставаться и позже. Представительница Мособлсуда вообще была прекрасна: она дважды повторила, что у нас нет ночного правосудия, поэтому работать они будут как обычно до 18-ти, но потом еще кто-то должен дежурить до 20, а уж потом – не взыщите. Мой вопрос, что же делать, если надо будет удалить наблюдателя, например, в 22 часа, был воспринят как провокация.
Важным техническим вопросом был вопрос об изготовлении бланков протоколов об итогах голосования на выборах депутатов Облдумы. ТИКам разрешили при необходимости самим изготавливать бланки протоколов (насколько я понимаю, это означает, что ТИКи теперь разрешат УИКам изготавливать бланки для копий, выдаваемых наблюдателям и др.). Кстати, и сами бланки опубликованы.
Ну, и наконец, 11-м вопросом (на обсуждении которого я не присутствовал) было рассмотрение моего проекта решения ИК МО «О порядке приема протоколов об итогах голосования и другой избирательной документации от участковых избирательных комиссий в территориальных избирательных комиссиях». Принято соломоново решение создать рабочую группу  по рассмотрению этого вопроса, а также по рассмотрению практики работы наблюдателей (не могу ручаться за точность формулировки, поскольку решение пока не опубликовано, и я передаю его со слов).
Мой проект (http://www.votas.ru/Priem_protokolov_ot_UIK.html ) связан с тем бардаком, который у нас обычно бывает при приеме протоколов в ТИКах. Кстати, МО особенно этим отличается. Проект, в общем-то совпадает с теми предложениями, которые я передавал в ЦИК, отличается он пояснительной запиской, в которой я добрым словом помянул Вильданова.
Wednesday, September 14th, 2016
8:21 pm
289-е заседание ИК МО
В предварительной повестке дня числилось 3 вопроса; в повестке, представленной на заседание, вопросов было 11. На заседании присутствовали 9 членов ИК МО с правом решающего голоса.
Самыми интересными были 2 вопроса по рассмотрению жалоб. Одна – по единороссовскую душу, друга – по справедливороссовскую. Угадайте, каков результат…
Итак, в первом случае гендиректор муниципального бюджетного учреждения «Конькобежного центра «Коломна» С.В.Орлов предоставил конференц-зал своего центра кандидату Е.О.Серовой (выдвинута ЕР). Все-бы хорошо, но вот закон у нас строгий относительно встреч с избирателями: муниципальные учреждения должны уведомить об этом комиссию, а потом предоставить помещение всем другим кандидатам. Кто-то пожаловался, а Окружная комиссия сгоряча признала это нарушением, да еще и привлекла Орлова к административной ответственности. Но Избирательная комиссия Московской была начеку: она отменила решение окружной.
Во втором случае, кандидат С.В.Собко (выдвинут СР) тоже попросил ИК МО отменить решение Окружной избирательной комиссии по Орехово-Зуевскому округу. Окружная комиссия заметила, что ей не представлены согласия некоторых физических лиц, высказывания которых были использованы в агитматериалах Собко (впрочем, они были представлены позже). Кроме того, не было согласия и от некоего Моисеева, чье изображение присутствовало в агитматериалах Собко  (при этом ОИК, а вслед за ней ИК МО, использовали старую норму закона, вместо более жесткой новой, которая вообще запрещает использование изображений лиц, не являющихся кандидатами). ИК МО поддержала решение ОИК о запрете распространения агитматериалов Собко.
Образовали еще пару избирательных участков в СИЗО-2 и в СИЗО-10.
Приняли решение о 4-й олимпиаде школьников по избирательному законодательству.
Утвердили перечень участков, на которых должны быть установлены видеокамеры. Между прочим, в этом перечне (хотя собственными глазами я его еще не видел)- почти все УИК, кроме 130-ти «закрытых». 
Thursday, September 8th, 2016
9:40 pm
288-е заседание ИК МО
В предварительной повестке было 3 вопроса, в окончательной -6. Присутствовали 9 членов комиссии.
Самый интересный вопрос, конечно, в предварительной повестке отсутствовал: О переносе времени начала голосования на пяти участках города Балашиха. Значит так: «В целях обеспечения избирательных прав из числа военнослужащих…перенести время начала голосования с 8:00 на 6:00». Обоснование: ч.1 ст.81 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы…».
В ч.1 ст.81 написано так: «Если на территории избирательного участка находится место жительства (место пребывания) избирателей, рабочее время которых совпадает со временем голосования (при работе на предприятиях с непрерывным циклом работы или при работе вахтовым методом), решением избирательной комиссии субъекта Российской Федерации время начала голосования на этом избирательном участке может быть перенесено на более раннее время». Естественно спрашиваю, как будем считать военную службу: как предприятие с непрерывным циклом или как вахтовый метод. Ну, тут мне член комиссии В.В.Гуторов объясняет, что эти военные утром раненько проголосуют, а потом отправятся на весь день служить в Москву…Вероятно, охранять Кремль от избирателей (предположение моё)…
Да, в решении еще отражено, что наблюдателей на эти участки будут пускать с пяти утра. Так что – все в порядке, не считая лезущего из всех щелей бреда. Впрочем, мое предложение не принимать это сомнительное решение никто не поддержал.
 Еще одно интересное решение связано с кандидатом-бедолагой Воедиловым Н.Н. ИК МО уже один раз отменяло решение об отказе ему в регистрации (его чуть было по ошибке не зарегистрировали, но потом почерковед провел дополнительную проверку и нашел нужное количество недостоверных подписей). ТИКу было поручено еще раз рассмотреть вопрос о регистрации, и ТИК с помощью почерковеда все-таки отказал ему в регистрации. Но на этот раз соблюл все процессуальные требования, и ИК МО ничего не оставалось, как отказать Воедилову.
Как обычно в конце заседания Кудрявин демонстрировал бюрократические навыки распихивания жалоб. У меня особое восхищение вызывает регулярное направление жалоб в УВД. Жалоба на сотрудника полиции – в УВД, на незаконный агитматериал – в УВД разберутся...
Но вы, пишите, пишите… 
Tuesday, September 6th, 2016
11:57 am
287-е заседание ИК МО
В предварительной повестке дня – 3 вопроса, в окончательной – 10. Присутствует 12 членов с решающим голосом.
Особо феерическим получилось решение «О назначении члена ТИК Одинцовского района». В предварительной повестке дня его не было, и беглый взгляд на содержание проекта заставил меня предложить не рассматривать этот вопрос. Просто сразу бросилось в глаза, что авторы проекта так спешили, что часть решения перекопировали совсем из другого решения, указав вместо Одинцовской ТИК, ТИК г.Пущино.
Хотя главное было в том, что с момента освобождения места в ТИК прошло всего 6 дней. Получается, за это время было опубликовано объявление, заинтересованные лица успели его прочесть, подготовить и сдать документы, и вот, пожалуйста, ИК МО назначает в комиссию нового проверенного члена – главного специалиста Управления жилищных отношений Администрации Одинцовского района, предложенного партией «Единая Россия» (напомню, что место было неквотное).
Как ни странно, предложение отложить вопрос не прошло. Рассматривали. В процессе рассмотрения выяснилось, что опечатки в решении не только в пунктах 2 и 3, где вместо  Одинцовского района упомянут город Пущино, но еще и в пункте 1, где, оказывается, автор по российскому Фрейду написал вместо партии «РОДИНА» партию «ЕДИНАЯ РОССИЯ». И как я не убеждал, что принятие в данный момент этого решения слишком ярко характеризует ИК МО, все равно комиссия проголосовала единогласно.
К Одинцовскому району относится еще 2 решения (по сути, впрочем, оно одно, просто в комиссии не экономят бумагу): в связи с большим количеством кандидатов там решили отказаться от КОИБ на пяти участках.
Назначили нового члена ТИК г. Пущино. Там было квотное место и его по праву занял назначенец «Единой России» - учительница школы.
Довольно долго спорили по поводу решения о том, чтобы «приостановить формирование ТИК Ногинского района». У этого ТИК нынче закончились полномочия, но по закону они продлеваются до завершения текущей избирательной кампании. Поэтому никто не собирался и не начал формировать новый состав комиссии. И что здесь приостанавливать – непонятно. Можно только имитировать деятельность по «приостановлению» имитации деятельности.
На закуску, как обычно, был Кудрявин. Он доложил, что успешно отписался от 22-х обращений в ИК МО. Кстати, совсем не хочу сказать, что все обращения по делу; сам знаю: о чем только не пишут в комиссию – и про ЖКХ и про неприличное поведение неизвестно кого. Но некоторые ответы-отписки Кудрявина вполне достойны российского чиновника.
Пара отписок про отсутствие агитации на устроенных администрацией мероприятиях  (жалобы Сёмина и Соколова), где случайно присутствовал кандидат. Спрашиваю: «Как проверяли?». Кудрявин говорит, что запросили ТИК, ну и кроме того вообще из заявления видно. Тут Кудрявину на помощь приходит Земскова и говорит, что она просматривала видео. Ну, в общем, все в порядке, как обычно.
И еще хотел пристыдить Кудрявина в связи с неубиваемой русской традицией жаловаться волкам на то, что они овец едят. Кандидат Малышева жалуется на сотрудников полиции, которые препятствуют её встречам с избирателями. ИК МО пересылает жалобу в ГУВД. Естественно, с просьбой разобраться там и строго наказать, если что. Я предлагаю направлять все-таки в прокуратуру, все-таки ведомство другое (а между ведомствами у нас иногда ревность бывает). Но тут в бой вступает Земскова, видимо, чувствуя себя орудием крупного калибра. Говорит, что доверять надо государственным органам…
Thursday, September 1st, 2016
1:51 pm
286-е заседание ИК МО
Понятное дело, самым важным вопросом на 286-м заседании ИК МО был вопрос «О голосовании космонавта Иванишина Анатолия Алексеевича…». Ну, по крайней мере этот вопрос вызвал наибольший интерес у СМИ. Обращаюсь к членам ТИК г.Королёв: проследите, пожалуйста, чтобы Иванишину выдали не 4, а 2 бюллетеня: его почему-то приписали не к тем одномандатным избирательным округам, в которых он имеет место жительства.
Итак, присутствовали 11 членов ИК МО.
В повестке дня было 15 вопросов, аж 6 из которых (включая вопроса о космонавте) присутствовали и в предварительной повестке, присланной мне заранее. Был еще вопрос «Разное», в который, как оказалось, попал подготовленный мной проект решения о внесении изменений в решение о сводных плакатах. С него и начну.
На позапрошлом заседании было принято решение о плакатах с кандидатами в ОблДуму, размещаемых в помещении для голосования. ИК МО решило, что в плакатах вообще не нужны сведения о кандидатах из территориальных групп единого списка. Правда, к плакатам прилагается спецвыпуск газеты, в котором будут сведения обо всех кандидатах. Тем, кто такие спецвыпуски видел, ясно, что добыть из них информацию не так просто.
В моем проекте решения предлагалось все-таки на всякий случай познакомить избирателя с кандидатами из территориальных групп. Возражения комиссии были такими: а) и так много макулатуры исходит от кандидатов; б) плакат будет очень большим; в) достаточно избирателям спецвыпуска газеты.
В моем проекте также предлагалось установить сроки и тираж изготовления плакатов. Ну, чтобы, может, чуть пошире и заранее дать избирателю объективную информацию. Увы, комиссия не сочла важными эти вопросы. С точки зрения наших организаторов выборов более важным являются трафареты для слепых и голосование космонавта Иванишина. Получилась прекрасная характеристика наших выборов как ритуала, а совсем не того, что записано за ними в Конституции.
Еще характерное решение: о назначении члена ТИК Волоколамского района. Назначили главного эксперта отдела социальных коммуникаций и оргработы Администрации Волоколамского района. Ну, не было больше кандидатур…Теперь Жукова К.А. будет очень независимо от главного участника выборов их организовывать…И это по всей стране так. И по всем комиссиям. И выборы во многом из-за этого настоящими не являются (хотя это и не единственная причина). Кстати, спрашиваю: кто выдвинул? Оказывается, собрание избирателей по месту работу в составе 5 человек. Волоколамский район, откликнись, знали ли вы о том, что освободилось место в ТИК?
Кстати, освободилось неквотное место в ТИК Одинцовского района (между прочим, одном из самых дорогих в Подмосковье). Есть там кто живой?
Определили участки для голосования «бомжей» (то есть тех, у кого в паспорте нет штампа о регистрации по месту жительства). Их ни много ни мало 93. В Звездном городке участка для бомжей не планируется. Посмотрим, как это будет выглядеть. Раньше бомж мог проголосовать ровно на стольких участках, до скольких хотел добраться.
- определили резервные (передвижные) помещения для голосования;
- обратились в ЦИК с предложением согласовать временные участки для голосования на выборах в Госдуму;
- массово исключили из резерва членов УИК.
Потом единогласно отменили решение об образовании избирательного участка на заводе «Электросталь», единогласно принятое на заседании №283. Завод «отзывает свое предложение в связи с неполной загрузкой». Ни слова о том, что в ЦИК поступила жалоба на неграмотное обоснование этого решения и вообще на его сомнительность. Не, они определенно держат народ за дураков.
Пара решений об оплате членам ТИК. Естественно – без сумм. И даже без пункта об опубликовании. Предлагаю все-таки опубликовать. Голосуют: 1 -за (Гуторов В.В.), 10 против.
На закуску, как обычно, - об обращениях в ИК МО. Это -епархия И.В.Кудрявина. Интересны, пожалуй, три. Ну, во первых, по Слуцкой (это фигуриста, что-ли?). Её, судя по всему, организаторы выборов берегут (не дали отказать в регистрации, говорят даже частное определение в адрес ИК МО вынес, но я его не видел). Так вот, ИК МО проверил материалы газеты «Московская областная газета» (вероятно, - негатив на Слуцкую), признал их агитационными  и направил представление в Роскомнадзор.
Во-вторых, 2 обращения по поводу воспрепятствования со стороны сотрудников ОВД встречам с избирателями (заявители Соколова и Дижур). ИК МО реагирует традиционно: направляет жалобы в ОВД, чтобы те сами себя высекли. 
Saturday, August 27th, 2016
3:11 pm
284-е и 285-е заседания ИК МО
Несмотря на то, что Вильданов обозвал меня самовлюблённым, самодовольным и потерявшим  чувство меры павлин-мавлином (с), я все-таки решился написать об очередном заседании ИК МО.
Каюсь, 284-е заседание я пропустил. (Все равно я остаюсь претендентом на лидерство по числу посещений заседаний ИК МО). Путешествовал, хотя и не так павлинисто, как Ирек Раисович на своем заслуженном отдыхе («Сейчас я просто в отпуске, никого не консультирую, наслаждаюсь жизнью, путешествую: ездил на Соловки, в Питер, в Германию, в Чехию, в Австрию. Сейчас планирую в сентябре на Кипр уехать на месяц, поэтому я пока добираю то, что не успел добрать, а там посмотрим» (http://zebra-media.online/irek-vildanov-budet-rabotat-na-vyiborah-v-kachestve-polittehnologa/). Добирайте, Ирек Раисович!
Сначала - о пропущенном заседании -284-м, 23 августа. Отдельное спасибо за сохраненные для меня аппаратом комиссии документы (все проекты решений, кроме одного – по жалобе Кузнецова В.М.).
В присланной мне повестке дня было 7 вопросов, в окончательной повестке -14. Естественно, что в первичной повестке не фигурировали самые интересные.
1.      ИК МО потребовал от ТИК Ленинского района пересмотреть решение об отказе в регистрации кандидату в депутаты Совета депутатов Ленинского муниципального района Воедилова Н.Н. У него из 24-х подписей 5 были признаны недостоверными на основании заключения почерковеда. Но, вот, требование о предоставлении протокола проверки за 2 дня не было, как это часто бывает,  соблюдено. И к тому же – надо же! – проверка проводилась не в ТИК, а в Экспертно-криминалистическом центре, и кандидата туда не пригласили. Может, бесчисленно незарегистрированным кандидатам это будет удивительно, но ИК МО вдруг нашел в этом достаточные нарушения для отмены решения об отказе в регистрации.
2.      Приняты решения о текстах бюллетеней - по единому округу и одномандатным округам на выборах в Облдуму (приложений, то есть самих бюллетеней, мне не досталось).
3.      В ВОЛОКОЛАМСКОМ районе освободилось неквотное место члена ТИК. Быстро подаем документы, чтобы еще раз убедиться в том, что у администрации Волоколамского района есть более надежная кандидатура;
4.      Принято загадочное решение «О внесении изменений в решение ИК МО от 04.02.16 №251/3430-5 «О Координационных советах по содействию избирательным комиссиям…». Насколько я понимаю, - это результат тех открытий о слишком  откровенных планах местных администраций поруководить выборами, которые были распубликованы и обжалованы ГОЛОСом: http://www.golosinfo.org/ru/articles/104041 и http://www.golosinfo.org/ru/articles/107084). А загадочное оно потому, что в нем отменяются пункты, которых в исходном решении нет (см. http://www.izbirkommo.ru/resheniya/?ELEMENT_ID=64609)!
5.      Ну, и наконец, - особо опасное для предварительной рассылки решение «Об информировании избирателей в помещении для голосования …». В решении довольно большой текст, который было бы неплохо осознать перед принятием. Ну, например, непонятно, почему в информационном плакате нет сведений о кандидатах, входящих в территориальную группу единого списка.
Здесь я пишу, основываясь на имеющихся у меня проектах решений. Но почему-то, как павлин-мавлин, не сомневаюсь, что решения (пока не опубликованные) практически не отличаются от проектов.

Теперь о заседании 285-м, 26 августа.
В предварительной повестке дня 6 вопросов, в окончательной – 14. Присутствует 9 членов ИК МО с правом решающего голоса.
- Исключили двух кандидатов из единых списков: одного из Яблока (по личному заявлению), одного – из Родины (по решению органа);
- приняли решение о месте и времени передачи избирательных бюллетеней по выборам депутатов Госдумы от типографии к ИК МО;
- приняли решения об исключении из резерва УИК и о включении в резерв УИК;
- приняли решения о дополнительном выделении средств ТИКам «в связи с образованием избирательных участков в местах временного пребывания избирателей». В проектах этих решений почему-то забыли пункт о публикации, но вроде вставили с моей подачи.

 
[ << Previous 20 ]
Межрегиональное объединение избирателей   About LiveJournal.com